Рыжие роды в самом древнем роддоме г. Москвы - рд№6 им. Абрикосовой

Рассказ о родах в 6-ом роддоме Москвы
stub

Начало июля, очень душно, гроза сменялась солнцепеком, но было здорово, потому что скоро мы должны были родить!!!

Впервые я попала в зеленоватое, трехэтажное здание на тенистой улице на 36 недели, когда шла заключать контракт. Еле  еле с помощью мужа я забралась на третий этаж в платное отделение. Весьма все скромно, но доброжелательный медперсонал на меня произвел хорошее впечатление. Меня осмотрел терапевт (Зоя Павловна) милейшая тетушка, гинеколог (Юлия Александровна) утонченная женщина делающая вид, что моя жизнь и жизнь моего ребенка ей небезразличны и врач-стерва УЗИ, с розовыми губами. Все оказалось в порядке, и мы заключили контракт  за 18500 плюс 2050 еще за врачей. Через неделю мы должны были подъехать на КТГ. Мне все понравилось, я была счастлива, и ,купив арбуз, умчались на нашу дачу, где я старалась жить с мая месяца. На даче я активно собирала яблоки, приседала, делала гимнастику, жила активно, и мечтала быстрее родить!
В следующий мой визит я поняла, что из нас просто тянут деньги: сделайте еще раз УЗИ, сделайте КТГ, нужно проконсультироваться с терапевтом, а вообще, Вам лучше лечь в патологию заранее. Мы отпирались от их рекомендаций, особенно от последней, ведь мы живем в 15 минутах езды и незачем мне лежать где-то и есть что-то!


В 38 недель бороться с Юлией Александровной было уже труднее. Она сказала, что у меня узкий таз 1-2 ой степени, что это не шутка, ребенок не маленький и я могу не разродиться! Я попросила еще неделю, мол, если не рожу сама за это время, то лягу. В следующий раз опять, оплатив ее консультацию, я услышала, что завтра ложимся, а послезавтра плановое кесарево. Нет уж, говорю я, мне 23 года  рожу сама!
Все это меня напугало, мы поехали домой собираться. Я ныла в машине мужу, как же ты, как Ириска (чихуа-хуа), что вы будете кушать?!


Как мне было тоскливо уезжать из дома, я плакала, но знала, что пришло время становиться взрослой. Отдавшись мужу, зная, что это в последний раз на ближайшие два месяца - заснула!
В 10 утра мы позвонили в приемное отделение, вышла пожилая, бодрая женщина с пучком. Муж остался с наружи, а меня провели в смотровую заполнять карту. Потом пришла тетенька с прической аля-50 и так меня осмотрела, что я подумала, ну все сейчас рожу! Из-за узкого таза и рыжих волос, мне поставили диагноз: родишь сама, плод некрупный, но вот у рыжих слабая родовая деятельность.
Меня подняли на третий этаж и хотели разместить в платную палату, но к моему счастью ее заняли вчера вечером. Так что я попала в двух местную палату 31. Сначала я была в таком шоке от всего, что меня окружало, что я говорила непрерывно о том, как же мне надо домой. Моя соседка спокойно объяснила, что я могу написать отказную, но тогда они снимают все с себя ответственность. Я решительно в ночнушке, халате для беременных и тапочках пошла в ординаторскую. Зав. отделением уверенно заявила, что мне надо домой, и не вижу смысла здесь лежать, приеду со схватками! Посмотрела она на меня, как на ненормальную (все беременные чуть-чуть того) и вкрадчево объяснила, что все- таки мне с моим узким тазом, отрицательным резусом и не подготовленной шейкой (о чем я слышала впервые) лучше остаться до родов здесь. Чтобы пройти все анализы и попробовать подготовить шеечку. На что я ответила:"Я ждать не могу, тогда раскесарите меня?" В свое оправдание пишу, что вообще, всю беременность была на эмоциях и сильно возбуждена.


 И начала возмущаться, что это несправедливо держать меня и готовить к родам еще три дня. Больше всего меня беспокоил общественный душ и туалет.
На следующий день в 6 утра принесли градусники. Открыв глаза, я не поняла где это я, а когда поняла была в шоке, дома я обычно спала до 12 дня, а тут мы заснули около 4 и уже в 6 подъем. Потом надо было срочно взвеситься, этого делать я не умела и мне помогла Гуля.После чего я собирала мочу на анализ по Ничипоренко и шла на уколы Синистрола, от которых у меня во рту пахло эфиром и немели ноги. И наконец завтрак, из которого я съедала так мало, что это едва хватало, чтобы заглушить образовавшийся голод. В 10 пришла акушер-гинеколог и сказала, что еще 7 уколов и рожаем, а всего их 10. Я отвечала ей, что столько ждать я не могу, с каждым днем меня одолевает хандра, мне плохо, я хочу домой, я хочу спать и есть нормальную пищу . Но меня не слушали.


Спасение было во время гуляния с 4 до 6, надо отдать должное этому роддому за то, что есть прогулки на свежем воздухе, не все роддома могут похвастаться такой развлекаловкой. Ко мне приезжала мамочка с мужем, привезли мне столько еды, как будто я в концлагере. Мы погуляли в парке, расставаться было очень сложно. Вечером обычно кто смотрел телевизор, кто прыгал на мячике, а кто болтал с соседками в палате.
Оставшиеся дни я ухожу броджу по коридору, надо больше двигаться, чтобы родить. Тут я начала обретать новых знакомых девочек. Оказалось, что на 40 недели как я, всего лишь еще трое. Остальные лежали, либо из-за токсикоза, либо на сохранении, либо на кесарево. Однажды полная санитарка поведала мне историю роддома: Абрикосова построила этот роддом в начале 20-го века для своих дочерей. У самой нее было 25 детей. А переименовали роддом в им. Крупской после революции...
 Оставшиеся дни я уже ходила в майке и шортах, ела исключительно домашнюю еду и терпеливо ждала среды, потому что уколы мне не помогли, гель не вызвал родовую деятельность, оставалось лишь вскрыть пузырь.


 17 августа. Заснули мы с соседкойтолько в 2. Ее муж передал ей таблетки от комаров. Предыдущей ночью нас закусали эти летучие твари. В 6 утра меня уже отвели на клизму. Когда сидела на толчке обложенного туалетной бумагой по кругу, и пыталась освободиться от влитой воды, мне казалось, что это худшее, что сегодня меня ждет. Мне дали ночнушку в дырочку, я попросила получше, объяснила, что рожаю с мужем. Одна девчонка заплела мне косичку, другая принесла мне карандаш для глаз, я не могла встретить день рождения ребенка без тени макияжа на лице.


Мы спустились вниз, в родовую. Такого я представить себе не могла. В одной комнате стояли четыре кровати, на одной из них лежала роженица с кислородной маской. Она жутко стонала. Меня провели в комнату, где было всего две кровати. Справа лежала со схватками знакомая мне девушка, мы в один день заключали контракт. Все ушли. Девушка рядом  рассказала еле-еле, что у нее отошли воды в 3 утра, а та бедная роженица в маске скоро родит. К тому времени она уже так кричала, что я позвала врача и попросила меня раскесарить. Мне было так страшно, я понимала как больно той девушке и не была уверенна, что выдержу сама это. Когда роженицу повели в зал рожать, Я начала волноваться, не понимая, зачем меня спустили в 7 утра, если все заняты и пузырь не прокалывают. Девочка родила, я вздохнула с улыбкой на устах. Кто-то отмучился подумала я. Наконец ко мне подошла пожилая, измученная акушерка со спицей. Она начала как-то чересчур больно мне вводить спицу внутрь и я изогнулась, тогда она сказала: Нет, я не могу, у тебя шейка сзади, ты вся изгибаешься, пусть кто-то другой делает. Честно говоря я обрадовалась. Пришел Зав. род.блоком. импозантный, пожилой доктор с очками в элегантной оправе. Он попросил, чтобы девушке рядом поставили капельницу, а мне вскрыл пузырь руками. Сколько из меня вылилось теплой воды!!!!!!!! Он был очень вежлив и на мою просьбу раскесарить сказал: - ты молодая, давай порожаем, а если головка не встанет, то одна операционная будет специально свободна на экстренный случай. Я звонила мужу, чтобы он выезжал. Оказалось, что он уже приехал и переодевается. Девушку увели рожать и вошел мой супруг, я даже его не узнала- в зеленых штанах, халате, в шапочке и с марлевой повязкой, которая, правда, болталась на шее. В руках у него были две бутылки с водой. Мы начали засекать интервал между схватками и длительность самой схватки. Интервал был 1,5 минуты, схватка 40 секунд. Было уже неприятно больно, я захотела в туалет. Надо было видеть, как мы шли в обнимку с мужем, в руках с капельницей, останавливаясь через каждые полторы минуты. Я еще умудрилась позвонить маме и сказать, что я сижу на процедурах и чтобы она мне не звонила, а про мужа сказала, что он уехал в командировку. После туалета мне стало уже совсем нехорошо. Растирания и массаж не помогал, пить уже не хотелось, я изматывалась от частоты схваток и мне вели Промедол. Я моментально заснула. Очнуться было не так уж легко. Шли сильные схватки, сознание было туманным, мне что-то говорили, но я не реагировала. Мне брызгали водой на лицо, вводили глюкозу, но я все еще была в сонном состоянии. Тело изгибалось от боли, я кусала губы, стонала, просила сделать эпидуралку или кесарево. Мне отвечали, да ты сейчас уже родишь! Но это сейчас все не наступало, а боль была нестерпимой. Я не знала, как мне лечь, сесть, куда деться, чтобы помочь себе. Потом меня посадили, ноги я сделала как у лягушки. Я начала какать, писать, меня начало тошнить, тогда я махнула мужу рукой, мол, уходи, не смотри на меня. Пришел врач анестезиолог, видя мои боли и терпение (я тихо проговаривала мамочки) на схватке брал меня под руки и массировал поясницу. Это хоть как-то давало моменты адской боли пережить. Затем меня положили на бок и спросили хочу ли я какать. О да! Хочу! Но какать не так больно! В руку мне дали мою левую ногу и приказали: КАКАЙ! Ну извините, какать при ком-то я не могу и проигнорировала приказ. Тогда она мне повторила таким же тоном: Тужься! Я попыталась, ощущение будто сейчас ты лопнешь, так все расходилось. Потом она сказала, чтобы я потрогала у себя между ног, на мой вопрос, что это, она ответила, что это волосы моего ребенка. Я была в шоке. Пока я кое-как пыталась вытолкнуть из себя свое чадо они (две акушерки) обсуждали мои роды, одна говорила: - раз головка вставилась, значит не больше 3200 грамм. Потом повели меня в родовую на кресло. По пути начался потуг, на что они попросили его продышать. Люди, это невозможно!!!! Тебя так распирает, тебе так больно, что ты не враг себе сдерживать потуг ради того, чтобы не родить на пол. Тебе уже все равно куда и где ты родишь!


Я залезла на кресло, неправильно положив ноги, на меня натянули какие-то чулки- мешки. Сзади стоял, помогал анестезиолог, по бокам акушерки, а в промежности зав. род.блоком. В один потуг надо было три раза потужиться. Я просто набирала воздух и выпускала его без всяких усилий. Они начали мне объяснять, что срочно надо родить, помочь малышу, а не шарики надувать! А мне было так больно и плохо, что я ничего не могла понять! Пошел потуг. Тужься! кричат, а я не могу. Тогда они стали его выталкивать. Акушерки давят локтями на мои ребра, анестезиолог складывает меня пополам так, что я вижу как рождается головка моего малыша. Это самое болезненное! Но впечатление невероятное! Ну а на следующий потуг, его всего вытолкнули. Положили мне на грудь, его ручки с длинными ноготочками сжали мою сисю и ротик зашевелил губами. Он был не в крови, такой хороший и совсем не маленький, только худенький. Меня куда-то повезли, осмотрели, положили лед на живот и вывезли в коридор, где важно шагал мой муж и громко рассказывал: 16 часов 16 минут, 3650, 52 см. Рожала я 8 часов!!! Потом увидев меня подбежал. Оказывается он был в родовой, только стоял за анестезиологом, ему дали после меня малыша и мой муж не упал в обморок, а радостно сказал:"Обычный рабочий процесс!"


Нас с малышом подняли в послеродовую. Мы посидели втроем нашей семьей до 8 вечера в палате. Потом малыша увезли. Я лежала одна на постели, текла кровь, немели ноги, болели ребра, я была измотана, но я сделала это!
Муж потом сказал мне, что я герой, что никто не думал, что я смогу родить такого гигантенка! Что мои бедра разошлись на 8 см, позволив головке пройти!!!
 На этаже, на котором я лежала было только двое девочек, которые родили сами и одна из них была я, остальные кесарево. Хотя роддом за естественность. Каждый день меня навещали друзья, мама и муж.
Наконец меня выписали, мы важно вышли из стен 6 роддома, где родилась моя бабушка и дедушка моего мужа. Мы сделали это и не смотря на все эти жуткие мучения уверенна, что повторим!
 Это были трудные две недели в моей жизни. Мне хочется сказать большое спасибо всем врачам, всему персоналу за их работу.

Прошло три недели и теперь я понимаю, что роды не самое сложное
Но все самое счастливое еще впереди!
Сейчас, спустя короткое время Мое самое ценное и любимое существо лежит сейчас позади меня в своей кроватке и сладко спит, его укачала его мамочка, т.е. я! Я могу погладить его по голове, поцеловать в щечку, зная, что ему приятно, он рад и знает, что любим. Люди ничего не может быть прекраснее в жизни детей, своих родных детей!

 Мама львенка Гавриила

 

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: