Рождение моей доченьки в академии им. Сеченова

Рассказ о родах в академии им. Сеченова.
stub

Беременность моя проходила замечательно, никаких осложнений, расстройств,  и нервного напряжения. Шел июнь, и все ждали появления нашего ребеночка.

Приближаются выходные, сегодня 3 июня 2005 года, пятница, во вторник наша малышка должна появиться на свет, мы все в ожидании чуда. Вечером уговариваю мужа пойти погулять, а то как-то засиделась я дома. Прогулка получается замечательной, если не считать, что я, периодически, присаживаюсь на ограду заборов, что бы передохнуть. Мы возвращаемся домой, и часов в 12 ложимся спать. День прошел как обычно. Ну вот, наступает ночь, в 2 часа я просыпаюсь оттого, что у меня опять болит поясница. Я расстроенная, потому что это повторяется уже недели две. Рожать не рожается, но и спать с этим невозможно. Я лежала, ворочалась, пыталась понять болит она периодами или нет. Пыталась придумать позы поудобнее, когда я начала ходить, уже проснулся муж, я его пыталась успокоить, что все нормально, что болит как всегда. Часа в 4, мы решили, что мне надо сходить в ванну, может тогда это все пройдет, и мы сможем спокойно поспать. Я отправилась купаться, налила себе горячую ванну и залезла в надежде, что после этого меня ждет сладкий сон. Мне действительно полегчало, но на всякий случай, я помыла голову и побрилась, а вдруг ЭТО РОДЫ?! Вышла я вполне довольная жизнью и улеглась спать, но заснуть так и не получилось. В 5 утра я опять встала и мы начали рассуждать, что стоит позвонить моему врачу, Марине Юрьевне. Хочу сказать спасибо ей огромное. Мне было жутко не удобно звонить в такое время, но выхода похоже не было. Мы дождались  6 утра, и я начала набирать номер ее мобильного. Какой же меня охватил страх, когда к телефону никто не подошел, такие случаи уже были, и я начала паниковать. Звонить ей домой в такое время было еще страшнее, но выхода у нас не было. Брат мужа с женой с утра собирались уезжать на дачу на машине, а вызывать скорую или ловить такси, мне совсем не хотелось. Пришлось встать и пойти к телефону. На мой звонок, видимо ответил сын, был крайне удивлен звонком в такое время, но мой дрожащий голос видимо убедил его разбудить маму. Мы поговорили, и Марина Юрьевна посоветовала поехать в роддом, хотя бы посмотреть, что да как.


Я возвращаюсь в комнату и сообщаю, что надо ехать, муж удивляется, что прямо сейчас, и начинает подниматься. Я иду в ванну причесываюсь, подкрашиваюсь, а то на себя в зеркало было смотреть совсем страшно. Боль не останавливается, спину тянет так же, но ощущения скорей неприятные, чем болезненные. Когда, я вернулась, муж уже был готов, брат разбужен и все были в полной боевой готовности. Мы вышли на улицу, был замечательный, теплый летний день, светило солнышко. Все загрузились, и я взглядом окинула дом, в котором пошли все долгие девять месяцев, и задала себе вопрос «вернусь ли я сюда сегодня?»
Мы ехали, ребята шутили, как-то разряжая мое напряжение, а я все пыталась понять, что же у меня болит и есть ли какие то промежутки, но не могла точно оценить свое состояние. Смотрела назад, на машинки и на ленинградку, все ехали на свои дачи, а я пыталась хорошенько запомнить, как же начинается этот день.
 Добрались, оставили брата в машине, и пошли в заветную, дверь, на которую, я уже давно поглядывала, как на вход в новую жизнь, но там было закрыто. Пришлось идти в главный вход, мы вошли, была полная тишина и никого. Я переодела обувь и направилась в приемное отделение, оставив мужа меня ждать. Настроение было замечательное, рожать я не собиралась, и думала, что скоро вернусь домой. Проходя по предродовому, я увидела каталку, на которой развозили детишек для кормления, их было много и они жалобно плакали, в ожидании встречи со своими мамочками, они были такими маленькими, что у меня невольно навернулись слезы. В приемном никого не было, я стала искать медсестру или врача. После недолгих поисков она нашлась, стала спрашивать, что это я приехала, мой язык заплетался, от волнения, и я говорила совсем бессвязно. Она велела мне раздеваться, а сама стала искать врача. И вот осмотр на кресле и слова врача, раскрытие 4-5 пальцев вы в родах. Я не осознала, что это значит, сегодня я увижу свою крошечку, но покорно отправилась к мужу сообщать новость. В холле уже был муж с братом, я весело зашла и сообщила, мы обнялись…. Врач велела мужу пройти в приемное отделение и ждать, не знаю чего именно.


    Когда я вернулась в приемное отделение, мне выдали одноразовую рубашечку, напоминающую, бумажный прозрачный пакетик. Зрелище было веселое. Далее, была клизма, и посиделки в туалете, где видимо и вышла долгожданная пробка. Боль усилилась, но периодичности так и не было. Медсестра стала заполнять данные на меня, давая мне подписывать какие то бумажки, я их даже не читала, не знаю, зачем это все нужно было, ведь я была не в состоянии ничего читать. После этого, я пошла, прощаться с мужем, это было как то быстро, что я не успела даже заплакать, хотя всегда думала, что именно в этот момент будут первые мои слезы. Он уехал, а я направилась в предродовое отделение с врачом.


   Мы входим в большую палату, там было около 6 коек, и 1 была уже занята, там лежала девушка ( в последствии мы познакомились, ее звали Ксеня) у нее раскрытие было такое же как и у меня, но боль была явно сильнее, т.к она периодически постанывала. Время было где-то пол восьмого. Я легла на приготовленную мне койку и стала ждать, что же будет дальше. Смотрела в окно, был такой замечательный день. Не очень жарко, но солнышко предвещало, прекрасное продолжение дня. Медсестра начала ставить мне катетер, разорвала вену и скромно удалилась. В эту руку уже трудно было, что-то поставить после нее. Чуть позже пришла врач, и катетер стоял уже в другой руке, ввели какие то уколы, взяли кровь, на анализы и поставили капельницу с витаминами, для малышастика. Боль по прежнему была терпимая, но на спине лежать было не удобно, так что я вертелась с боку на бок. Я периодически звонила Марине Юрьевне, узнавая, скоро ли она приедет, но ждать пришлось очень долго.


Все ждали ее приезда, для того, что бы проколоть мне пузырь. Я, слыша это, понимала, что после этого, боль будет уже серьезная, но даже не представляла насколько. В начале девятого раскрытие было уже 6-7 см, и чувствовать боль я начала уже сильнее. Мне постоянно смотрели раскрытие, но так как это было на схватках, было довольно таки больно. Схватки мы по- прежнему определяли, положив руку на живот. Где-то в половине девятого мы разговаривали с мужем, я просила, что бы он забрал меня домой, было больно, но пришлось остаться рожать дальше. Я лежала, смотрела на часы и думала скоро ли все это закончиться и что будет дальше. Время шло очень быстро, и я даже удивилась.


   Сейчас уже точно не помню, в какой момент мне прокололи пузырь. Но это было совсем не больно. Врач засунула что-то длинное туда и вскрыла его, перед этим поставив под меня судно. И я почувствовала только, что полилась теплая водичка. К тому моменту Марина Юрьевна уже приехала и была рядом. Я спросила ее все ли нормально, она сказала, что да. Но я то слышала, что они между собой говорили, что воды зеленые, и я знала, что это плохо. Волноваться в тот момент сил не было, поэтому я быстро про это забыла. Воды сами до конца не излились и врач начала надавливать мне на живот, что было довольно таки не приятно, может быть даже и больно, но я пока терпела. После этой процедуры у меня начались настоящие схватки, шли они каждые 2-3 минуты и были уже болезненные. В 8-49 у меня было раскрытие 8-9 пальцев, и в тот момент я поняла, что меня сейчас вырвет, я попросила девушку ординатора дать мне что-нибудь. Меня рвало довольно таки долго, какой  то желчью, врачи сказали, что это хорошо, значит, шейка открывается. Я сообщила мужу эту радостную новость, не знаю, зачем было его волновать в тот момент.  Постоянно спрашивала, долго ли еще все это будет, и мне говорили что нет.


Но время шло и становилось все больнее и больнее. Я начала стонать на схватках, а потом и кричать от боли. Я вертелась с боку на бок, так хоть немножко притуплялась боль. Просила Марину Юрьевну сделать мне кесарево, но что она отвечала мне, что бы я дышала, а не орала. Для большей моей радости у меня начались потуги. Врачи начали заправлять мне шейку, что бы она не порвалась, это было ужасно. Боль уже не возможно было терпеть, даже не помню, были ли слезы или нет. Просто животный крик вырывался из меня при каждой схватке. Какой же наступил праздник, когда мне разрешили потужиться, правда, не сразу у меня это правильно получилось, но было явно легче. Я старалась изо всех сил и выталкивала из себя, что-то большое. Вокруг было много народу, все что-то говорили, а я усердно пыталась тужиться, напрягая мой бедненький животик, в котором все еще сидела моя маленькая доченька. После нескольких потуг прикатили каталку и велели на нее перелезть, мне было очень страшно. Было чувство, что я свалюсь, я еле залезла не нее. Меня покатили по коридору в родзал, это было через 1-2 палаты, но мне показалось, что меня везли целую вечность, куда-то поворачивая и крутя. Меня жутко укачало, думала, никогда уже не доедем, но ошиблась. Въехали в большой зал, выложенный плиткой, там стояла крупная женщина, акушерка, я так поняла. Меня подкатили к родильному столу, который мне показался, просто огромным, там бы поместилось несколько роженец, наверное, и  опять пришлось перелезать. Положили ноги на специальные подставки, и начали обработку. Все это было так быстро, что я не успела сообразить. Сейчас даже не помню, были ли схватки, все было в каком то тумане.


    Далее начались сами роды. На очередной схватки, мне сказали тужиться со всей силы, и я покорно сосредоточилась на процессе. Руки мои положили на специальные держатели, девушка ординатор держала мне голову, что бы я правильно тужилась, и на 2 потуги мы родили головку, моей крошечки, она была такая волосатенькая, такая прелестная. Еще 1 схватка и малышка выскользнула прямо в руки этой крупной женщины. Кроха сразу закричала и не заставила меня волноваться. Я видела свою малышку, и все пыталась рассмотреть, кто же это мальчик или девочка, но между ножек у нее была пуповина, и я ничего не разглядела. Дочку положили на столик рядом и начали обработку. Мне в этот момент поставили катетер, уж не знаю зачем, и врач радостно произнесла, что мы с дочкой пописали одновременно. Я спросила Марину Юрьевну, кто там у меня, и она ответила девочка. Слезы покатились от радости! Время было 9:55. Т.е получается с момента приезда в роддом, прошло всего 3,5 часа. После этого врач поднесла мне ее сбоку и спросила, кто это у вас родился, и я со слезами выговорила девочка, и ее положили мне на животик. Она сразу же начала сосать, но после нескольких глоточков заснула, сжав в ручке сосок .Я гладила ее по голове и сквозь слезы шептала: « Доченька моя, девочка….»
 Через несколько минут врач произнесла, тужитесь, рожаем послед, и я с дочкой на животе элементарно выполнила ее приказ. Это было уже совсем не сложно!


  Дочку унесли, она была крайне не довольно. Когда ее подняли с моего живота, она жалобно заплакала и усилила тем самым поток и моих слез. На живот мне положили лед, и велели перебираться на каталку. Опять. Я попросила Марину Юрьевну принести мне мобильный, что бы позвонить мужу, но она сказала, что еще не все. Я поняла, что меня везут зашивать. Эх, было так обидно, мне так хотелось ему позвонить. Меня привезли в соседнюю палату, там было очень светло и весела огромная лампа, как в операционной. Мне сделали наркоз, и я заснула, проснулась уже в коридоре, со льдом на животе. Перед глазами был туман, и язык не ворочался. Увидев, Марину Юрьевну, я попросила ее принести телефон, и еще раз спросила, сколько рост и вес нашей малютки. Полиночка родилась 53 см и 3890 гр. Не такая уж и маленькая девочка! Мне принесли телефон, и я тут же начала звонить мужу, что бы рассказать про все, что случилось со мной. Когда мы разговаривали, я с трудом произносила слова, язык совсем не двигался и губы еле шевелились,  не было сил даже держать трубку телефона, не то, что говорить. Я плакала, рассказывая, что теперь мы мама и папа, это было так здорово, так необычно, это же наш первый и такой долгожданный малыш. Я  была такая счастливая, что это трудно описать словами. Это можно только почувствовать.


   Потом меня привезли опять в предродовую палату, потому что мест в послеродовом не было и положили на живот отдыхать. Через час привезли Ксеню, она тоже родила девочку, через час после меня. Мы лежали и были, наверное, самыми счастливыми на свете в тот момент.

  После этого, была первая еда, первые перевороты на спину, первые шаги и прогулка по коридору. Все было болезненно, но не сравнимо с родами. Вечером нам первый раз принесли малышек для кормления, они были такими маленькими и хрупкими, что было страшно, даже прикасаться к ним. Молока еще не было, поэтому Полиночка немножко пососала молозива и заснула, а я держала ее прижав к себе и пыталась запомнить все черточки ее личика, теперь самого дорогого на свете!
  

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: