Моя история для тех, кто мечтает о легких родах, или роды в Астане

Рассказ о родах
stub

До родов
На самом деле не так все страшно, как кажется в начале.  Во время моей первой беременности я поняла:  пожалуй, самое главное,  – психологический настрой. Как пройдет это время, пока  мой малыш готовится к  встрече с этим миром, как пройдут роды – очень многое зависит от меня, и только потом от врачей.
 Я узнала, что стану мамой, почти через год после свадьбы. Мой муж не торопился с ребенком, а мне в 27 лет его уже  хотелось всей душой. Мы предохранялись, но однажды мой любимый не устоял перед соблазном… 2 полоски на тесте, одна слабенькая.  Я боялась ошибки,  боялась разочарования. Неделя, как в лихорадке, снова тест – и снова 2 полоски, теперь яркие.  В первые недели я вдруг заметила, что стала ходить осторожно, будто ношу  драгоценный сосуд, который мог разбиться от неловкого движения. Потом, когда живот начал тяжелеть, это ощущение прошло.  В женскую консультацию я обратилась на 9 неделе. Частного доктора искать не хотелось: государственная поддержка материнства и детства у нас  полностью бесплатная.
Тогда, в конце 2005 года,  мы жили в Алма-Ате, городе, населенном густо. В кабинет – длиннющая очередь, занимать которую лучше пораньше.  Встречает женщина лет 50, Екатерина Геннадьевна, кажется, шустренькая такая. До того шустренькая, что при первом же осмотре предложила за деньги подготовить анализ мазка, чтобы якобы не бегать по кабинетам и не ждать потом результатов.  Я заплатила, как  оказалось,  зря. На пятом месяце мы переехали в Астану,  и  выяснилось, что результатов этого  анализа в моей карточке не было. Пришлось делать повторно. Такого равнодушия к беременным, как на приеме  в ЖК,  я больше нигде не замечала. УЗИ  сделала сама в 12 недель в платном диагностическом центре. Первое изображение моей малышки… как часто я его рассматривала. Уже были видны и голова, и ручки, и ножки. Врач, который делал  УЗИ,  поставил угрозу прерывания беременности, но  пояснил, что пока волноваться  не стоит:  меня ничего не беспокоило, ни боли, ни выделения, а этот диагноз в последние годы ставят часто. И только та самая Екатерина Геннадьевна   в ЖК на  приеме через месяц сожалела, что не упекла меня в больницу на сохранение.

Может быть, это неправильно, но я игнорировала половину предписаний, которые мне давали в женской консультации. Мне хотелось, чтобы в этот естественный  процесс вмешивалось как можно меньше посторонних людей, тем более таких врачей. Я настраивала себя, что буду рожать сама, без обезболиваний, и хотела попасть в роддом как можно позже, чтобы мне ничего раньше времени не назначали и не торопили события.
В ЖК мне выписывали   железо, чтобы поднять гемоглобин. А когда подняли до 130 , продолжали назначать в огромных дозах. Когда я спросила, зачем, ответили : государство дает вам препараты бесплатно, вот и нечего выпендриваться, пейте. Железо и йод выдают всем беременным. Я бросила принимать, пила только витамины для беременных, и почти до самых родов гемоглобин оставался в норме.

За всю беременность меня беспокоили только 2 неприятных момента. Где-то до 3,5 месяцев мучил токсикоз. Каждое утро я по полчаса отсиживалась   в ванной,  пока мой   пустой  желудок удовлетворял рвотные позывы. Причем, рвать было нечем. Меня укачивало в машинах. Помню, как чуть не потеряла сознание зимой в битком набитом автобусе. Кое-как успела выйти на какой-то остановке, глотнула морозного воздуха, перестала экономить  и  поехала на работу на такси. К 4 месяцем  тошнить перестало, совсем, как рукой сняло.  Зато появилась другая напасть, с которой я боролась всю беременность, – молочница. Тетенька в  ЖК мне выписала  свечи. Я купила их, прочитала инструкцию, в которой  беременным принимать  их не рекомендовалось, и  выбросила в урну. Уже в Астане, когда меня замучили зуд и  раздражение, я нашла частного врача. Выписывают другие свечи – бесполезно. Помогли только ванночки с зеленкой и бурой. Спасибо моему доктору, которая осторожно проводила курс этих процедуры. Благодаря ей, к родам молочница, наконец, отпустила.
 И еще, у меня близорукость, -6. В ЖК советовали делать кесарево, но я прошла УЗИ глаз, во время которого старый опытный окулист сказала , что с моей сетчаткой я смогу родить  сама. Я ей, к счастью,  поверила.

Роды
Мы в Астане. Только обустроили нашу новую квартиру.  2 месяца не работаю – какая благодать! Лето, прогулки, сон …Вечером мы с Саней  играем в карты, хохочем до слез… 13 июля 2006 года в половине пятого утра  просыпаюсь от того, что периодично потягивает живот. У меня 39 недель, срок поставили 15 июля . Никаких предвестников до этого не было. Понимаю, что спать больше не могу. Что делать? В больницу пока не хочу, рожать мне как первородке  долго, а мерить шагами больничную палату совсем не хочется. Послезавтра из другого города должна приехать моя мама. Иду мыть кухню, плиту, кастрюли. Кстати , уборка - хорошее отвлекающее средство. Боль потихоньку нарастает.  Я замираю на минуту, жду, когда отпустит , и опять принимаюсь за дело. Потом – в душ. Так хорошо! Выходить не хочется, но не все же время  плескаться в ванной. Мужа будить не стала, то хожу в другой комнате, то замираю сидя на диване. Кстати, пробовала стоять на четвереньках, но переносить боль в таком положении оказалось труднее.   Стоя – вполне терпимо. Жду, когда же схватки усилятся. Я читала много историй о родах, и запомнился совет одной женщины – погружайтесь в боль. Когда начиналась схватка , я представляла , что погружаюсь, ныряю, в море, и расслаблялась, насколько возможно. Вы знаете, помогало. В 9 часов утра муж решил за меня: все везу тебя в больницу, пока дома не родила. Я ни с кем не договаривалась заранее. Приехали в первый роддом столицы  по месту жительства. В приемном покое врач  смотрит раскрытие, совсем не больно. Восклицает: ого, 7 см, оформляйте. А я-то предполагала, что у меня максимум сантиметра 4. Сдаю анализы мочи и  крови.  Клизму и бритье не предлагают. Хорошо, что дома утром отсиделась в туалете.  Дают нечто  - переодевайтесь. На схватке не могу понять, что  же это такое   -  кусок застиранной ткани с большой дыркой . Оказывается, рубашка. Ну что ж, я здесь ненадолго, потерпим. На лифте поднимаемся с сестрой в палату. Она одноместная, большая. Стоит какая-то аппаратура, большая высокая кровать, раковина, кушетка, шведская стенка, часы на стене. Приходит акушерка, знакомимся, понравилась. Она мне приносит большой мячик и я то хожу, то сижу на нем. Кричать не хочется, все жду, когда же усилится боль. По-прежнему терпимо. Я засекаю время между схватками, оно бежит  быстро. Уже половина двенадцатого. Заходит врач и спрашивает, отошли ли воды. А я и не знаю! В туалет ходила, а воды это были или нет – не поняла, в первый раз ведь рожаю. Она осматривает меня. Оказывается, уже полное раскрытие. Сама отковыривает мне пробку, прокалывает пузырь. Не больно.  Вот теперь понимаю, что такое воды. Прозрачная теплая жидкость все бежит и бежит по ногам, хожу с пеленкой между ног, чтобы не заливать пол. Думаю, может быть, мне так относительно легко давались  схватки, потому что пузырь не лопнул? Мне кажется, некоторые врачи слишком торопятся, когда прокалывают его роженицам.

Акушерка Рахиля молодец, почти все время сидит рядом, разговариваем о том, о сем. Тужиться мне не хочется, но приходит врач Махаббат, смотрит, и начинается суета. Все, говорит, рожаем здесь на кровати, на кресло не пойдем. Что она там увидела? Набежали какие-то люди в белых халатах и масках, практиканты, что ли? Но мне уже все равно. Я в другом мире, где есть только Бог, я и ребенок. Меня просят тужиться на схватке, получается плохо. Растуживаюсь  потихоньку… И вот тут началось. Не издавшая до сих пор не единого крика, пару раз  ору не своим голосом. Потом до меня доходит, как применять силу давления , стараюсь изо всех сил. Но схватки как-то слабеют. Мне что-то вкалывают в вену. Снова тужимся. Самая сильная боль – когда начинает прорезываться головка. Кричат, все , не тужься. Инстинктивно, никто меня этому не учил, сдерживаюсь, и начинаю дышать как собачка. Потом еще одно усилие . Закрываю глаза, врач говорит, смотри, смотри, рождается! А я говорю: не хочу смотреть… Слышу первый плач… Спрашиваю, кто? На узи мне не говорили, кто родиться. Слишком много ошибок, и потом претензий родителей, так что я до конца не знала, кто у нас будет.  Девочка!  Она родилась через полчаса потуг. Мне сразу кладут ее на грудь. Я  не плачу, только смотрю и смотрю в ее большие серо-голубые глазки. Так хорошо, это счастье… Никогда не забуду этот первый взгляд, который нас связал снова, вместо пуповины.

После родов
Мы так и лежим в родовой палате 2 часа, но они проходят как 2 минуты. Звоню всем своим. Малышка  пробует сосать, ее  забирают на процедуры, приносят снова. 9/9 по Апгар. Ждем , когда освободится послеродовая палата. Потом приходит медсестра ,  я перебираюсь на каталку , ложусь на живот. Никаких пузырей со льдом  не кладут. Палата трехместная. Мы в ней пока единственные. Велят еще лежать на животе 2 часа. Кровать хорошая, деревянная, с жестким матрасом. Моя девочка спит рядом в люльке для малышей. Здесь младенцев от мам не забирают. Это хорошо, сразу привыкаешь ухаживать. Пеленок – вдосталь, кормят вкусно. Вот только верхний свет не разрешают выключать, горит всю  ночь, уснуть трудно. И  персонал! Если в родовом врачи и акушерки очень внимательны, то в послеродовом – ужас. Медсестры советской эпохи, каждая считает себя царицей морской  в этой больнице,  орут друг на друга, хлопают со всей дури  дверьми, так что дети один за другим поднимают крик по всему отделению ,  и устраивают сквозняки в коридорах. На вторые сутки как раз в выходные у нас забился туалет, один на полэтажа. Его не чистили и не мыли. Детские врачи внимательные, только лишний раз ничего сами не объяснят, пока не спросишь. На третьи сутки нас выписали, с рождаемостью в стране все в порядке, роддом переполнен. Дома нас ждали первые радости и первые трудности жизни втроем… Сейчас моей девочке год и два месяца, с ней ужасно интересно и уже немыслима жизнь без нее… Боль и страх перед родами  проходят быстро. Теперь хочется сына…
Елена

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей:
Материалы, которые могут быть интересны