Кесарево - как аппендицит, только лучше :) !

Рассказ о беременности и родах в роддоме при 7 ГКБ города Москвы.
stub

Началась эта история четыре с половиной года назад, когда моему первому сыну было 2 года. Я сильно заболела. Симптомы в виде страшной головной боли не покидали меня, голова кружилась, левая часть тела плохо слушалась. Врачи поставили диагноз: врожденная патология в мозжечке дала себя знать, и если не сделать сложнейшую операцию, то можно либо остаться инвалидом, либо… Остаться инвалидом в 24 года? Не иметь возможности нормально жить? И самое страшное – не родить больше ребеночка?! С этим я не могла смириться, и согласилась на операцию.

Гарантий никто не мог дать, но я знала: все будет хорошо, я не покорюсь болезни. Операция прошла удачно, и я стала восстанавливаться очень быстро. Я не позволяла болезни взять верх. Буквально через несколько дней после операции я стала донимать врачей вопросами: «Можно ли мне будет рожать детей и когда?». Врачи обалдевали от такой прыти, но я была  настойчива. Был дан ответ: если через 4 года все будет хорошо, можешь забыть, что у тебя была операция, и делать все, что хочешь. Теперь я знала к чему стремиться.

Когда через 4 года исследования доказали, что у меня действительно все хорошо, мы стали планировать беременность.  Полгода: то взлет, то падение – тесты упорно показывали только одну полоску. Но в один прекрасный день тесты, которые я покупала по два, показали противоречивый результат: на одном – одна, на другом – две полоски. На следующий день на обоих тестах – две полоски! Ура! Свершилось! С этого момента я точно знала, что у меня будет прекрасная беременность и чудесный малыш.

Позитивный настрой опять не подвел меня: никакого токсикоза, сильных  недомоганий, болезней, часто сопровождающих беременность, у меня не было. Мой сынок Владик поддерживал меня, заботился обо мне: давал отдыхать, следил за питанием, и все время интересовался, «какого размера там сейчас ляля». Я очень хотела девочку, и до 22 недель была уверена, что во мне живет Лиза. Но УЗИ показало мужской «трилистник». До этого сынок мой интеллигентничал, говорил, что пол не имеет значения. Но незадолго до УЗИ сказал: «Знаешь что, мама, я больше хочу, чтоб был братик. А то представляешь, прихожу я домой, а половина комнаты Барбями забито. Ну как тут жить?». И когда Владик, присутствовавший на УЗИ, узнал, что  будет мальчик, он на весь кабинет закричал: «Я же говорил!!!». К сожалению, муж ни разу на УЗИ не попал, но с сыном мы ходили и второй раз. Это помогло ему понять, что в животе действительно живет маленький человек. Он постоянно разговаривал с лялей, чтобы он знал его голос, читал ему стихи. И что удивительно, малыш ему отвечал: начинал особым образом ворочаться. Всю беременность стоял вопрос: можно ли мне рожать естественно (я сама хотела очень, потому что опыт первых родов был очень позитивным).

Врачи расходились во мнении. Но в конце концов врачами роддома при ГКБ №7 было принято решение: моим здоровьем не рисковать, сделать кесарево сечение. Операция была назначена на 14 июля 2004 года – большой французский праздник День взятия Бастилии. С самого утра меня разбудила медсестра вопросом: «Ну что, готовиться будем?». Ответив, что будем обязательно, я пошла на «процедуры» (такие же, как при естественных родах). Затем собрала свои вещи (я лежала в патологии), и стала ждать, когда за мной
придут. И вот пришли. Разделась, влезла на каталку и на лифте  отправились в операционный блок. Со мной ехала запрещенная вещь –  мобильник, который я усердно прятала.

Пока прокапывали несколько капельниц, я медитировала в коридоре. Но вот завозят в операционную. Медсестра доброжелательно забрала мобильник: «Пусть на подоконнике полежит, потом мы вам отдадим». Пришел анастезиолог, и какой! Фуат Богатурович, зав. отделением анастезиологии, колоритнейший мужчина: крепкий, молодой, уверенный. С его появлением на душе сразу стало спокойнее. Пока он ставил анастезию (комбинированную – спинномозговую + эпидуральную), он пел мне песни, говорил: «Птичка моя, я тебя сейчас уколю!». Когда тепло пошло по ногам, я легла на стол, мой живот завесили от меня шторкой, Никитина Ольга Евгеньевна и ординатор Горева Елена Михайловна принялись за работу…
«8.59 – дана анастезия».
« А кого вы хотите девочку или мальчика?» - это опять анастезиолог .
« Говорят, будет мальчик».
«Решили, как назвать?».
«Нет пока». И тут я слышу!!! Крик!!! Кто-то басовито 2 раза крикнул!
«9.02 – рождение» - объявляет врач.
Я говорю: «Я слышу! Покажите мне! Только очки дайте!»

Фуат Богатурович надел на меня очки, и мне поднесли малыша. Он был  синеватый, в смазочке и у него было очень большая голова. Мальчик! «Ма!», - сказал мне малыш. «Да-да, я твоя мама!». Малыша унесли мыться.

Сейчас мне трудно вспомнить, как получилось так, что я звонила с операционного стола мужу, все-таки анастезия дала себя знать. Но факт есть факт. Анастезиолог держал трубку, а я разговаривала.
«Коля, привет, спишь что ли?»
«Сплю» (а мы договорились, что я позвоню перед операцией, так он
наверно думал, что я только готовлюсь).
«Коля, а у тебя только что сынок родился».
«Вот это да» (сонным голосом)
«Коля, а я с операционного стола звоню, меня еще шьют».
«Ничего себе» (видно, что начал просыпаться).
«Ну ты хоть поздравь меня»
«А-а, поздравляю» (слегка обалдело).
«Ну мужики дают!» - это уже врач.

Я спросила, сколько ребенок получил баллов по Апгару. «А ты сама, как думаешь? Слышала же, как кричал и видела его». «Десять, что ли?» «Нет, десять мы никогда не ставим, чтоб не сглазить. 8/9 получил. Вес – 4.200, рост 55 см.» Вот это богатырь!

После этого меня еще почти в течение часа «художественно штопали». А потом в послеоперационной палате я целый день принимала поздравления, скучала и ждала встречи с малышом. «Отходняк» от наркоза был  максимально легким (спасибо за анастезию!). На следующее утро меня перевели в палату на 3 этаже, где лежат женщины после кесарева и осложненных родов. Нужно сразу было вставать и начинать ходить: так быстрее идет процесс заживления, к тому же нам  обещали принести детей уже после 13.00. Вставать больно, но что не сделаешь ради маленького!

Надо сказать, что женщины после кесарева восстанавливаются очень  быстро (но опять же, большую роль играет настрой). Если на вторые сутки ты еле ходишь, то на  третьи появляется желание подняться к девчонкам в патологию, чтобы продемонстрировать, какая ты молодец. На 4 день вечером мы «договорились» с детской медсестрой выдать нам детей на 4 часа. На пятые сутки мы «договорились» на весь день, а с шестых были с ними круглосуточно. Выписывают обычно на 8 сутки. Вообще ощущения после кесарева похожи на ощущения после аппендицита, но только результат лучше!

Сейчас мы уже дома. Маленький Олежка – спокойный малыш, кричит и скандалит крайне редко. Владик счастлив, почти не отходит от брата. Муж смущается своих чувств, но видно, что тоже доволен и любит малыша. А малыш пьет мамино молочко и растет прямо на глазах!


Спасибо врачам и медсестрам, остальному медперсоналу роддома при ГКБ №7, которые помогли появиться на свет моему малышу и сохранить здоровье его маме!

 

Авторы: Юлия, Николай, Влад и маленький Олежка. 25.07.04 г.

 

Больше статей по теме раздела Рассказы о родах

Кесарево в Перинатальном центре г. Хабаровска

Рассказ о родах в ЦПСиР. Взгляд папы

Вот и дождалась я своего сынулю

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: