Кесарево в перинатальном центре г. Хабаровска

Рассказ о родах в Хабаровске
stub

Рассказ о своих родах начну по порядку. Беременность первая и неожиданная. Я лишь один раз забыла принять таблетку и вот+ Задержка 1 день (раньше все было как по часам). Две полоски на тесте. Справившись с первым шоком, записалась на прием к гинекологу, который подтвердил- 5 недель. 

В 12 недель сделала первое УЗИ, на котором подтвердилось, что все идет хорошо, и встала на учет в платный мед.центр., т.к. наблюдаться в женской консультации я категорически не хотела, да и финансы позволяли. Надо сказать, что персонал там очень внимательный, к беременным относятся как к фарфоровым куклам, да и врач у меня был отличный.

Беременность протекала "патологически нормально". Не было токсикоза, ни резкой прибавки в весе, чувствовала  я  себя просто отлично. Животик у меня был маленький и аккуратненький. На УЗИ в 20 недель мне сообщили, что будет мальчик. Я казалась себе самой красивой и счастливой. Это было самое замечательное время в моей жизни.

И вот, в очередной раз,  мой доктор направляет меня пройти специалистов в том числе окулиста. Зрение у меня -2,25 оба глаза, но это мне жить не мешает, очки я ношу только дома, когда ТВ смотрю. Мне закапали глаза и стали смотреть глазное дно. И врач -бабушка-профессорша увидела там какие-то изменения. Чтобы убедиться, что с моими глазами что-то не так, направила меня в центр микрохирургии глаза на обследование. Я особо не беспокоилась, честно говоря,  считала, что из меня просто деньги вытягивают.  Но там, обследовав меня на всевозможном оборудовании, подтвердилось, что на глазном дне разрыв какой-то ткани, нужно делать лазерную коагуляцию (прижигание). Процедура простая и безболезненная, но на моем сроке (7,5 мес.) уже поздно что-то делать, т.к. после этого нужно 2-3 месяца восстанавливаться. Врач, которая меня смотрела, пишет мой диагноз, а ниже рекомендации - исключить потужной период. Плохо соображая, я промямлила - что это значит? "Кесарить тебя будут, милочка" - ответила любезная врач. Кесарить?!?!?!? Как? Меня? Она что-то еще говорила, но я ничего уже не слышала. В коридоре меня ждал муж, увидев его, я разрыдалась и проплакала потом 2 дня. Муж серьезно забеспокоился,  что я так долго не могу успокоиться. А у меня все не укладывалось в голове - ПОЧЕМУ??? Ведь у меня все так хорошо протекало, я настраивалась на естественные роды, никакого страха не было. И вдруг такое. Я панически боюсь врачей, больницы, и все, что с этим связано, в жизни своей не знала, что такое в больнице лежать. Самый серьезный врач для меня - это стоматолог.

Как раз подошло время идти на прием к врачу - и он за 5 минут развеял все мои страхи. Подробно объяснил, как будет проходить операция, чего ждать и  как мог успокоил. И я смирилась. Стала ждать. Съездила в перинатальный центр, в котором собиралась рожать, мне назначили день операции - 19 февраля. Прийти к ним "сдаваться" надо было 18-го  с утра. 

И вот день этот день настал. В 7-30 утра муж привез меня с вещами в приемную, забрал верхнюю одежду и уехал.  Оформляли меня часов до 10 -30 утра, т.к. нас было несколько человек, а медсестра одна. Определили меня в палату, в которой было еще трое. Две на маленьких сроках на сохранении, одна с капельницей - стимуляцией. Часов в 12 погнали сдавать кровь и мерить давление. Потом пришла анестезиолог, велела ничего не есть и не пить до самой операции, которую запланировали на 11 часов 19.02.04 (я была третья плановая).

Пришла дежурная врач, посмотрела меня и повела на кресло. Поковырялась во мне и сказала, что шейка у меня готова и я могу начать рожать ночью, и что в этом случае она сама меня прооперирует (а по плану меня должна оперировать зав. отделением). После визита к ней у меня начались кровянистые выделения, которые меня весьма напугали, т.к. за всю беременность ни разу ничего подобного не было. Но она сказала, что все нормально, шейка рыхлая, поэтому немного кровит. Сказала, что вечером и рано утром мне сделают клизму.

Весь день я маялась, ко мне пришел страх,  даже ужас. Я пыталась себе все это представить, и мне становилось так страшно, так себя жалко. Часов в 15 пришли меня навещать родственники, принесли всяких вкусняшек, пришлось все им отдавать. т.к. нельзя ничего. Потом потянулись минуты. Они тянулись так долго, что ощущала буквально каждую. Пыталась читать, не выходит - глаза по строчкам бегают,  а ничего не воспринимаю. Постоянно хотелось в туалет по-маленькому, на большом сроке это  не редкость. Но лишний раз идти туда не хотелось, т.к. туалет на весь этаж - все отделение патологии - был один (второй туалет с душем - только для тех, кто уже рожает). Туалет представляет собой маленькую комнатку с двумя унитазами, разделенными перегородкой без дверей и одна раковина. Еще был стол, на котором стояли различные емкости с мочой. подписанные. Это те, у кого проблемы с почками, должны отслеживать количество выпитой и выделенной жидкости и писают в баночки и прочие емкости. Запах стоит соответствующий.

Вечером у меня померили давление, дали таблетку успокоительную и велели принять перед сном. Потом вызвали на клизму. Процедурный кабинет, в котором делают клизмы, находится рядом с туалетом, который естественно оказался занят, когда мне пришла пора туда идти. Ну ничего, дотерпела. Плохо, что негде даже элементарно подмыться, нет даже биде. Девочка-медсестра, которая мне клизму делала, сказала, что разбудит меня в 6 утра и сделает еще  клизму. Сказала не волноваться, что все будет хорошо. Когда я вернулась в палату, у моей соседки, которая весь день лежала с капельницей, начались схватки. Она собиралась в предродовую. Когда она ушла, мы с оставшимися девчонками пол ночи проговорили. Спать не хотелось. Таблетка, которую мне дали, чтобы я сладко спала, не подействовала. Часа в 4 утра мы все-таки решили поспать, но уже не смогли, т.к. наша соседка, которая рожала в другом конце коридора, орала так, что и при желании не уснешь. Я промаялась до 6 утра, потом за мной пришли и повели на клизму. После нее я все-таки часик поспала, потом началась какая-то суета в коридоре и в палате, было уже не до сна. Опять потянулись  минуты. К 11 часам я сидела на кровати в надежде, что вот-вот за мной придут и все это наконец-то закончится. Но за мной никто не приходил. Часов в 12-30 я пошла искать хоть кого-нибудь, кто мне скажет, когда же наконец меня заберут. Нервы были на пределе, я в любой момент готова была расплакаться, боялась страшно. Наконец, я встретила своего врача, которая сказала, что вместо меня прооперировали одну экстренную, которая сама не смогла разродиться (как выяснилось, моя соседка, из-за которой не спал весь этаж). На вопрос, когда же займутся мной, она бросила "завтра" и пошла. Я за ней. Кричу - делайте со мной что хотите и как хотите, только не томите до завтра, т.к. я с ума схожу, не ела сутки, малыш пихается, волнуется вместе со мной, и вообще, я больше не могу. Она на меня посмотрела и говорит - через час. Я обрадовалась, уже скоро. Села на кровать, жду. Через час за мной пришла девушка велела вещи оставить и идти за ней. Привела меня на третий этаж в операционный блок, сказала тапочки за дверью оставить. Опер блок состоит из собственно операционной со столом в центре и "предбанника". Все сияло чистотой и пахло кварцем. Меня завели в "предбанник", сказали раздеться и идти на стол. Я начала медленно раздеваться, от страха тряслись ноги, откуда-то появлялись люди в масках и голубых костюмах.  Я, наконец разделась и на трясущихся ногах, голая, пошла на стол. Мне любезно подкатили какую-то лесенку с двумя ступеньками, я залезла и легла. Подошла тетенька, стала меня привязывать, я еще пыталась пошутить, что не убегу. В руку, прямо в вену мне вставили тонкую трубочку и подвели капельницу. На палец второй руки одели прищепку и стало слышно мой пульс - 170 ударов в минуту! Тетенька мне говорит, успокаивайся, мол, не переживай, сейчас уснешь, проснешься мамочкой. У меня появились слезы. Я боялась, что еще немного и я начну реветь. Тетенька обмотала мне волосы каким-то полотенцем. Потом другая довольно болезненно вставила мне катетер и приклеила трубку к бедру на пластырь. Потом подошла анестезиолог, слала что-то спрашивать. Я посмотрела на часы - было 15-00. Анестезиолог сказала, что начнет вводит мне димедрол, если "не меня возьмет" то что-то другое, не помню что. Димедрол меня "не взял", она велела тетеньке поменять бутылку на капельнице. Я почувствовала, что прищепка с пальца вот-вот соскользнет, стала ей это говорить и мои последние слова я уже говорила как-то замедленно, я и сама не понимала, что засыпаю. Часы на стене показывали 15-03. Следующее, что я помню - это тряска в районе живота и боль. Дикая боль. И не могу пошевелиться. Только смогла немного приоткрыть глаза. Мне хотелось закричать, сказать, что я проснулась и что мне больно, но я просто не могла. Ужасное чувство. Тряска - это доставали из разреза в моем животе ребенка. Чувствовала какие-то железки холодные там. Потом увидела, как достали из меня малыша моего, подняли, он весь красный и орет так громко, а мне больно, на меня никто не смотрит, все заняты ребенком. Потом помню, что на меня кто-то посмотрел, потянулась к капельнице чья-то рука и все.

Потом я с трудом проснулась уже в послеоперационной. Было очень больно, не могла пошевелиться. Эта палата рассчитана на троих, я была четвертая, поэтому меня оставили лежать на каталке. Потом пришла какая-то медсестра и стала давить мне на живот. Вот тут я всерьез решила что умру. Я закричала. Помню, что кричу ей, не надо, давай попозже, а сама еще в каком-то забытье. Помню голос с соседней кровати "чё орешь-то?". Сил не было даже глянуть. кто это там высказался (как позже выяснилось, все та же моя соседка). Девушка перестала мучить мой живот, бухнула на него грелку со льдом, очень тяжелую и очень холодную, но это мне так помогло, боль немного утихла, я опять уснула.  Позже, она еще дважды проделывала со мной эту пытку, я все также кричала. В последний раз грелку мне не положила, сказала - нельзя больше, и ушла. Я попросила узнать кого-нибудь, что с моим ребенком, пришел какой-то дяденька, сказал - мальчик 3530 г., 53 см, родился в 15-15, все хорошо.

Потом освободилась кровать - кого-то перевели в общую палату. Мою каталку подкатили к этой кровати и велели перелазить. Как я это проделала, до сих пор сама понять не могу.  Каждое движение причиняло дикую боль, от которой кружилась голова и становилось дурно. Но все-таки мне это удалось. Подушек не было, мне приподняли изголовье кровати, да и кровать представляла собой высокую кушетку, обитую дерматином, с которого соскальзывала простынь. Мне дали казенную ночнушку с разрезом до пупа и прикрыли простынкой. Я то спала, то просыпалась.  В какой-то момент помню медсестру, которая сделала мне укол в бедро и поменяла бутылку, в которую с катетера стекала моча. Сказала, что утром, в 7 придет меня поднимать. Телефона у меня с собой не было, а так хотелось позвонить мужу, сказать как я соскучилась и что у нас теперь есть сын. Вечером мне его принесли показать, но в руки не дали, сказали, что завтра в час дня принесут на общение, а кормить я могу начать только завтра вечером, т.к. мне вкололи какой-то антибиотик. На меня смотрело крошечное существо, замотанное столбиком. Глазки-щелочки, на губах пузырятся слюни, но такой серьезный. Посмотрели мы друг на друга минут 5, потом его унесли.  Потом мне принесли мои вещи и тапочки. Каждые 6 часов мне кололи уколы - димедрол с анальгином, очень болезненные, от них попа еще месяц болела. К 12 ночи я почувствовала себя лучше и опять пол ночи проболтали с девчонками - соседками по палате.

Проснулась я в 7 утра и стала ждать медсестру, которая обещала меня поднять. Ее все не было и я под ободрение соседок сама смогла сесть. Это было не просто. Живот болел так сильно, что казалось, что от неосторожного движения я просто умру. Потом пришла медсестра, подставила мне под кушетку лесенку, чтоб я не свалилась, вынула катетер и спросила, смогу ли я встать сама. Я сказала, что смогу, она дала мне чистое постельное белье - мое было все в крови, огромную прокладку и объяснила где туалет. Сказала, что там есть биде, что меня очень обрадовало, и ушла. Следующие минут 20 я вставала. Это было очень больно, девчонки  помочь не могли, сами такие, только советовали мне держаться за что-нибудь, а то голова закружится и я упаду. Голова действительно кружилась сильно. Но я все-таки встала! Стою на трясущихся ногах, согнувшись, держусь за кушетку, а по ногам ручьями течет кровь. Я достала из своих вещей полотенце, мыло белье и свою любимую пижамку и поковыляла в туалет. Шла я долго, туалет естественно в самом конце длинного коридора. Держалась за стеночку, боялась свалиться. По пути встретила свою медсестру, она ободряюще улыбнулась и пошла дальше. В туалет была очередь из 4-х человек, я мужественно ее выстояла. Там я сполоснулась, насколько это было возможно. почистила зубы, переоделась. Обратно шла, уже не держась за стену. Часов в 10 пришла врач, которая меня оперировала, сделала перевязку. Показала шов - аккуратненькая "улыбочка" внизу живота, маленькая и тоненькая. Сказала пить много воды, класть на живот лед и разрешила поесть бульон с сухариками. Немного пошутила по поводу моего пробуждения на операционном столе и ушла. Есть мне не хотелось, а вот пить - ужасно. Мне передали минералку без газа в бутылках из дома, медсестра любезно поставила мне ее на тумбочку возле кровати и ушла. (Стакан мне пришлось просить отдельно).

А я к тому времени уже лежала, мне опять было больно. Мне поставили капельницу - физраствор + глюкоза. И укол - обезболивающее. Сказали, что у меня все хорошо, антибиотики колоть не надо, поэтому сегодня принесут малыша кормить.  В обед любезная тетя - повариха принесла в кружечке бульон и сухарь. Бульон был такой отвратительный, что я его вылила в раковину (вечером мне передали нормальный бульон из дома). Я еще поспала и в час дня мне принесли моего малыша. Он спал очень крепко, я нащупала пяточку под пеленкой и тихонько пощекотала (мне сказали, что от этого детки просыпается). Но он так и проспал весь час, а я на него любовалась. Потом, когда его забирали, он проснулся и заорал. Так я и не смогла его покормить в этот раз.

Потом я решилась на героический поступок - позвонить домой. На лестничной площадке на первом этаже был телефон-автомат. А я уже на третьем этаже лежала. Добиралась я до телефона минут 15, все-таки дошла, устала жутко. Зато всех обзвонила, попросила принести мне сотовый и покушать. Поднималась я минут 10, потом опять спала. Спать хотелось постоянно, все-таки димедрол кололи. На второй день от уколов я отказалась. Боль была уже не очень сильная, после укола становилась легче, но когда он переставал действовать становилось еще больнее. А без уколов я стала себя лучше чувствовать.

На третий день меня перевели в общую палату, малыш взял грудь и все у нас было хорошо. Жутко хотелось домой.

Выписали нас на 8-й день (как и всех послеоперационных). Дома было легче, боли почти не беспокоили, только когда ребеночек сосет грудь, матка сокращается, довольно болезненно. Но потом боль стали меньше, как при месячных. А потом мне некогда было и думать о них. И никакой депрессии у меня не было.

Хочу сказать огромное спасибо персоналу перинатального центра г. Хабаровска, особенно девочкам-медсестрам, которые за послеоперационными ухаживают. Молодцы, они, конечно, не церемонятся, но очень внимательные и всегда могут приободрить.

Сейчас нам уже 1 год и 3 месяца. От груди мой Кирюшка отказался в 1 год и 1 мес. Я вышла на работу, похудела (вернулась к первоначальной форме). На животе маленький шов, я к нему привыкла, мужа моего он тоже не смущает. Сейчас все уже немного подзабылось, но пришла к выводу, что на самом деле не все так страшно, даже наоборот. Это все наши беременные эмоции, жалость к себе. А бояться нечего. Потом, когда держишь своего малыша, забываешь обо всех страхах и понимаешь, что все было не зря.

 

Больше статей по теме раздела Рассказы о родах:

Роды в Лондоне Whipps Cross University Hospital

Рассказ о родах в Калуге

Пятница, 13, или страсти в 25-м роддоме г. Москвы

 

Подробнее о Перинатальном центре г. Хабаровска

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: