Роды в Долгопрудном. 17.06.2005

Рассказ о родах в роддоме г. Долгопрудный
stub

16 вечер - рассуждения на тему "дата рождения ребенка". Долго обсуждали число и точно решили - 17 нам не нравится. Ну, вот, после 20-го любое число нравится, а вот до, ну ни как. На том и уснули.

17 число.

2 часа ночи я проснулась от того, что хочу, извините, в туалет, подробно, так подробно, сами просили. И вижу я, что что-то не то - капнуло из меня, что-то другого цвета. Ну думаю, главное не паниковать, это может быть и ошибочное явление. Решила пойти поспать еще, если что процесс меня разбудит.

4 часа ночи я проснулась от того, что хочу в туалет опять, и вижу я, что это дело продвинулось и процесс хочет уже начаться, капнуло так капнуло.

Иду будить мужа! "Дорогой, нам надо ехать, кажется начинается что-то!" Он вскочил, и мы начали собираться и одеваться. Я хожу по квартире и думаю, ну что еще надо с собой взять, вроде все собрала, ну вдруг еще что забыла, хожу и гляжу на все вещи в доме. Муж начал говорить, чтобы я не нервничала и не беспокоилась, он все привезет. Тут на меня что-то нашло. "Не разговаривай со мной!" Хожу и реву. Только успокоюсь, он опять чего нибудь скажет, я опять плачу. Не знаю почему, но плачу. Не хочу уезжать из дома, дома лучше, но голова все же на месте и я собираюсь дальше. Муж хотел сфотографировать меня в коридоре с сумками, я отвернулась и разревелась еще больше. Сейчас уже думаю - вот бы прикольная фотка была, за несколько часов до родов, эх, дурная!

Сели мы в машинку и поехали в г.Долгопрудный, в роддом.

(Туда мы ездили заранее, чтобы посмотреть как все это выглядит. Еле еле нашли тогда этот роддом, обкружили весь город, а он под боком был. Там территория: больница, роддом, извиняюсь, морг и т.д., короче, цельный комплекс. Пустили нас на эту территорию, а вокруг тишина. Подруга и муж идут впереди, а я с пузом позади, и так хотелось развернуться и тикать от туда. Подошли к роддому, все двери закрыты, тишина гробовая, будто не роддом, а больница для умолишенных. Поговорив с главным врачом - уверенности прибавилось, но сидела я как мышька на уголке кушетки, будто меня там нет, много хотела спросить, в итоге все спросили муж и подруга.)

Дорога в 4.30 утра пустая, машин мало, кати не хочу, а я домой хочу. Приехали мы в роддом в 5.20. Еле достучались, но достучались, мне было жалко медсестер, 5 утра все же.

Позвали тетю врача, она меня посмотрела и сказала, что "головка еще болтается". Че сказала, как понять, че болтается. Короче, ребенок еще плавает и у него процесс еще не начался.

Меня приняли как родную - "передевайся в наше, вещички уличные мужу, сумку в руки и пошли!" Попрощавшись с мужем "чмок, чмок" я пошлепала на 2 этаж, в родовое отделение. Там оставив сумки в коридоре, меня провели в комнату, где 3 кровати и одна уже была занята, Лена поступила на час раньше меня. Чувствовав себя еще хорошо, мы болтали от души, кто, что, где и как. После привели еще одну - Аню, все оказались одногодки, у нас с Ленкой по девчонки, а у Аньки - парень. Болтали, болтали, пока не пришел врач и не сделал им капельницу из глюкозы и стимуляции Промедола, еще и Оксидоци... (кажется, я так и не запомнила). А меня просто посмотрели. Разница была в том, что у Ленки уже отошли воды в 3 часа ночи, а у меня то нет. Тут конечно разговоры закончились, пошли реальные схватки у Ленки, а я считала свои "маленькие" схватки, которые уменьшали интервал между собой - 30 -30 -30 -20 -20 - 15 -15 -10 -10 - 5-5-5-засыпаю. Просыпаюсь - 10 - 10 - 15 - 10 - 5-5. Приходит врач, а время то уже 13 часов, посмотрев меня пришел к выводу "пузырь надорвался, и процесс начался, но он не прорывается и так будет долго, надо его протыкать. 13.30 - проткнули пузырь, вкололи капельницу глюкозы, в попень Промедол, и вот тогда я поняла, что такое схватки, те были просто фигней. Аньки была деревенского телосложения, ей тоже все вкололи, но срок у нее был уже 42 недели, и врач читая ее карту - прочла "многоводие", проткнула ей пузырь, и... ничего не вылилось, вколола промедол и читает карту еще раз - "ой, маловодие, кто же так невнятно пишет". Я чуть с кровати не упала, ну думаю попала я. Позже пришел врач и начал ее смотреть, врач видит, что схватка идет и хорошая, а она ее почти не чувствует. Мучилась она до 16.00. Потом они определили, что у нее отошла плацента и выхода нет надо делать кесарево. Она расплакалась, мне было ее очень жалко, я думала, что она точно родит сама, такая деваха, а вот вышло все не так. Ленка начала покрикивать уже в 13.00, когда мне протыкали пузырь и у нее процесс "пошел", как говорится. Короче, в 14.50 примерно ее отвели на кресло, мы забыли про схватки и с замиранием сердца ждали плача ребенка, даже не слышав как она тужится. Вот он, долгожданный крик, аж завидно, у нее все кончилось, а мы тут еще, когда же и мы...

Как я говорила Аньку увели в 16.00 и тут же привели еще одну - Светку, у нее в 14.00 отошли воды. Что ж такое - у всех воды отходят, а мне проткнули, думала я. И вообще уже столько времени, а я все еще тут. Долго, больно, силы бы где взять. Вот, думала я, хорошо ходила во время беременности, балдела, ничего с тобой не было, вот и расплачивайся теперь за все это.

Пришла заведующая и сказала, что звуки мои отнимут у меня силы, надо дышать - носом вдыхаешь, ртом медленно выдыхаешь. И если есть возможность поспать между схватками. Какое уж там поспать.... Да я спала, но до того как прокололи пузырь, и самое интересное, глаз я больше не открывала, мне все мешало, люди, свет, кровати, всё. Я все слышала, говорила, но глаз не открывала, лишь когда приходили врачи. В 18.00 кончается смена одного врача - Александра Николаевича Шелдяева, и его жены, заведующей Татьяны Михайловны Шелдяевой и приходит врач, который и принял у меня роды - Афанасий Афанасивич, я долго не могла запомнить его имя, в голове крутилось - Афродит Афродитыч. Прикольный мужик, знаете ли. Посмотрев со скольки я мучаюсь, принял меня как родную.

Приходя каждый раз, говорил, Ленусик я пришел тебя смотреть, не спи, повернись на спину. У меня идет схватка, ну не могу я повернуться, глаза открыть тоже, поднимаю палец и "типа подожди, схватка пройдет, повернусь, посмотришь". "Ленусик, мне надо во время схватки, давай, давай, я должен видеть процесс". Процесс открытия шел очень долго. Запомнилось, что открытие в 6.5 тянулось часа два. "Да ешкин кот, у все быстро, а я все на 6.5, как же быть, сколько ж можно". Соседки Светке вкололи промедол и капельницу, потом обезболивание. Я ей завидовала. Акушерка Крайнова Саша, стала роднее матери. "Саша вколи мне обезболивание, я больше не могу" - стала просить я в 19.00. "Уже нельзя, ребенок может уснуть". "Тогда убыстри процесс стимуляцией." "Уже нельзя!". "Почему Светке можно, а мне нет? Тогда порежте меня, я больше не могу. Когда это кончится? долго мне еще?" "Процесс у всех индивидуален, у тебя все нормально, просто ребенок не так голову вставил, вот ему бы повернуться и все убыстрится, понимаешь, он сам себя тормозит. А резать - забудь - дурная что-ли, все получится, дыши." Какой ужас, что там могло не так вставится, головой идет и хорошо, как не так - понять не могла. Пришел Афанасий Афанасивич и посмотрев меня предположил, что возможно еще может мешать обвитие пуповины. Но не на одном узи мне этого ни разу никто не говорил. Возможно, сказал врач это произошло недавно.

А в голове крутилось только одно - до 9 вечера мучаюсь и больше не могу, почему эта цифра не выходила из головы - не знаю. Но крутилась она у меня долго и настойчиво и я ждала, когда будет 21.00. Вот 19.30 - еще чуть чуть. Схватки продолжались, уже через сколько не знаю, я просто отдыхала меж ними, считать и смотреть на часы сил уже не было. Схватка - дышу. Надышалась так, что потом обнаружила у себя на горле две маленькие "мозоли", аж глотать было больно. Во рту все пересохло, откуда в руке моей был носовой платок - не помню, наверно не выпускала его с момента выхода из дома. Переодически я просила Сашу намочить мне платок водой. Это спасало, вытереть рот мокрым платком было просто наслаждением, а уж как хотелось высосать из него всю оставшуюся влагу, не описать, но во время схватки я его так сжимала в руке, что он быстро становился сухим.

Примерно в это время муж названивал каждые 30 минут. Как, да чего? Однажды трубку взял сам врач. "А вы муж Леночки, как вас звать - Виталий, а меня Афанасий Афанисивич (муж чуть не засмеялся в трубку, думал это прикол). Да, она у вас молодец, держится, все будет хорошо, звоните в 21.30 примерно, .... да конечно увидимся с вами, но позже, сейчас я с вашей Леночкой. Звоните, не переживайте."

Вот уже 20.00 - осталось не долго, думала я, и в 20.30, примерно, мне захотелось тужиться. Услышав мое нытье в конце схватки, прибежала Саша и сказала, что рано еще тужиться - продыхивай, продыхивай, а то порвешь себе там все внутри. Но сдержать себя я не могла, как бы я этого не хотела, я дышала, дышала из-за всех сил, но так хотелось тужиться, что остановить себя в этот момент я не могла. Но я уже понимала, что конец мученьям близок, раз пошли потуги. После нескольких потуг, я позвала акушерку Сашу - "может уже все раскрылось, посмотри". Время почти девять. Саша посмотрев меня, позвала Афанасия Афанасивича и повела меня в кабинет напротив, там стояло кресло и много разной аппаратуры. Вскорабкиваясь на кресло, я думала что было бы неплохо, если бы кровать сама трансформировалась в это кресло и ходить не куда не надо. И оно такое чудное, это кресло, ноги надо упирать, ручки торчат, как в самолете, как их еще не оторвали. Взобравшись на кресло, я как и раньше закрыла глаза. Меня начали тормошить, чтобы я откликалась, и я откликалась, но глаза не открыла до самого конца. За схватку надо тужиться 3 раза, набрать воздуху, закрыть рот и .... пошла...

У меня выходило только 2 раза, как не просили Саша на 3 заход, схватка кончалась и силы, наверно, тоже. Афанасий Афанасивич подбродрял меня. Я была мокрая как мышка, он отошел и сказал - "сейчас будет святая вода", где уж он взял воду, незнаю, наверно, из крана. Облил мне лицо и так хорошо стало, прям силы прибавились. Во время потуг я рычала, так он взял и закрыл мне нос. Многие рожают на 3 схватки, я родила, наверно, на 6-7. Когда ребенок вышел, ТАК ПОЛЕГЧАЛО, нет слов, это не описать. Потом врач начал давить на живот, видимо, чтобы вышло все что осталось, да так больно давил, откуда взялись силы, но я схватила его руку и отрывала от себя как могла, вот мы поборолись с ним. Потом мне положили ребенка на грудь, она была уже обернута в пеленку, но скользила в ней как мыло. Медсестра положив мне ребенка, сказала "держи". Посмотрев на нее, я ответила "ты тоже держи". Сил не было, и я не была уверенна что удержу ее. Она была волосатенькая, волосы были такие длинные, сантиметров три, и темные, я даже не ожидала. Я знала, что волосы у нее при рождении будут, на узи врач говорила, но чтобы столько. Потом ее приложили к груди, которую ей не хотелось брать и унесли на процедуры, конечно она крикнула, но больше не кричала, ее положили под лампочку, и она лежала и глазела на всех - молча. "А, ты видела у тебя дочь" - сказал врач, медсестра подняла ребенка со стола вверх и повернула лицом ко мне. Я знала что дочь, только свисавшая пуповина все закрыла, и я этого не увидела, я просто знала.

Остались мы вдвоем: врач и я. Он сказал, что он меня разрезал и сейчас будем зашивать. "Когда вы успели это сделать?" "Успел!" Пока он зашивал - мы болтали. Обо всем. "Где ты работаешь?" "В поганой фирме!" "В охранной?" "В поганой" "А чего она такая поганая" "А они меня уволить хотели, я с ними боролась, отвоевывала свой декретный отпуск, деньги и все такое" "Да, ты молодец, ты вообще упрямая, пробивная, как я уже понял", "Мужу твоему наврал, обманул его на 20 минут, сказал в 21.30 звонить, а видишь раньше получилось, ты его сама сейчас обрадуешь, только зашью" "Да муж говорил, если что, скажи врачу, чтоб зашил как для себя". Мы смеялись с ним над всем. Он сказал, что вообще тут не работает, подрабатывает, халтурит по пятницам. Я смеялась - "ни разу не видела такой халтуры, а вообще у вас мировая профессия, не смотря на то, что это халтура по пятницам".

После я "переложилась" на каталку (первый раз в жизни ездила на таком транспорте, чувствовала себя трупом, почему-то). Меня оставили в коридоре, привезли и оставили рядом дочу. Она лежала и смотрела на меня, а я на нее. Саша дала мне мой телефон. Набрав мужу - я сообщила ему, что мы родились, весим 3080 кг, рост 50 см. и она копия папа. Муж сказал, что у него трясутся руки, на что я ответила, "а у меня ноги". Он все спрашивал как мы, что мы. Да все уже хорошо, я просто устала.

Пока я была в коридоре, Светку отвели на кресло, я лежала и ждала плача малыша. Вот и крик, ровно через час после нас. Врач вышел и сказал, что для нас есть жених.

Меня отвезли в палату, где меня уже ждала Ленка. Им уже даже памперс нацепили, а мы только приехали.

Позже привезли и Светку. Мы болтали всю ночь. У девчонок детки кричали, а моя дрыхла всю ночь. Я все время смотрела на нее, чего все кричат, а моя нет, даже тормошила ее, чтобы убедиться что она живехонька. Все кормились, писались, а моя дрыхла.

Утром медсестра пришла и показала как пеленать деток. Вроде не сложно, но когда она ушла, оказалось туго закрутить пеленку не так уж и просто. Крутили, вертели, получилось в конце концов.

В обед нас с Ленкой перевели в платную палату (1000 рэ в день): телевизор, телефон, холодильник + посещение мужа, тещи, либо свекрови.

В 17.00 ко мне приехал муж. Увидев дочу, которая копия папа, произнес так тихо и сладко: "моё".

Так мы и жили: ели, какали, писали и практически не плакали. Муж приезжал каждый день, привозил йогурты, бананы, яблоки. Снимали дочу на камеру, фотографировали на память. На 4 день нам злостно оторвали пуповину (зрелище не для слабонервных). Сделали прививку.

Единственное, очень хотелось спать. Был момент, когда соседка по палате будила меня ночью: "Лен, твоя кричит", и слышала в ответ от меня: "это не моя, отстань". Там все кричат и иногда просто не реагируешь, особенно, когда спишь.

Детка ела часто и по малу. Еше и не правильно взяла грудь и мама страдала, даже плакала. Молоко шло с кровью, плохо было обеим. Педиатр - добрейшая тетушка, дала мне накладку и научила кормить детку с ложечки маминым сцеженым молочком - отлично кушает, как большая. Я поняла одно, когда начинаются проблемы, любые, даже незначительные - мама психует, нервничает, не знает что делать - так начинается депрессия. Главное не поддаваться панике и ее не будет. Думать обо дном - все получится. В итоге при выписке 23 июня мы уже правильно ели и у мамы все прошло (говорят это очень быстро - повезло).

В обед 23 июня за нами приехли: папа Тани, баба Тани, деда Тани, дядка Тани и двоюродный брат Тани. Большым караваном мы отправились домой. Нас снимали на камеру.

Дома нас встретила Муська, которая внимательно всех рассмотрела, обнюхала и нашипев, убежала под стол. Не видев кошку неделю, мне показалась это целый монстр - такая толстая плюшка. И дом был чужой, все ходила и смотрела - где че лежит, все по другому.

С этого и начались наши будни. Муж взял отпуск на две недели, мы привыкали к доче, она к нам. Ночью вставать так же тяжело, как и в роддоме, так хочется вечером уснуть и проспать до утра - не просыпаясь, эх...

Потихонечку мы наладили все свои действия, подстроились друг под друга и стало полегче.

Купание ребенка для нас просто мука. Нет горячей воды, в ванной холодно, проточный нагреватель, конечно, нагревает до 37 градусов, но все равно холодно. ОРАЛИ, как резаные. Лишь когда дали воду, а нам уже 3 недели, купались молча. Мама с папой - выдохнули, ну, не ужели. Радовались больше чем ребеночек.

Вот папашка выходит на работу, и у меня начались настоящие будни - одна с дитем. А знаете, ничего... правда, первый ужин для мужа подгорел, а так, нормально все было.

Когда доча не плачет, она просто ангел!

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: