Как рожают в Калифорнии, США - или рождение Виктории

Рассказ о беременности и родах в США. Также на сайте все о беременности и родах, рейтинг роддомов, консультации он-лайн акушеров,гинекологов, педиатров, генетиков, психологов, форум, доска объявлений
stub

Уж и не знаю, какой момент считать началом моих родов: 1) то ли ночь с 14-го на 15-ое марта, когда у меня во сне вдруг была первая схватка, и потом ещё час продолжались небольшие схватки; 2) то ли 6 часов вечера 15-го марта, когда начали отходить воды; 3) то ли 11 вечера 15-го марта, когда у меня начались настоящие схватки? Думаю, все-таки факт отхождения вод вполне можно назвать началом родов.

Так вот, хоть воды у меня начали отходить ещё в 6 вечера, но схваток никаких не было. А может они и были, но я их не чувствовала. Так или иначе, приходит Серёжа с работы, как всегда к 7-ми, а я ему и сообщаю – сегодня будем рожать. Он потом вспоминал – у тебя такое успуганое выражение лица было, когда ты мне об этом сообщила, что я тоже было испугался поначалу. Мы позвонили акушерке, которая нас успокоила, сказав что после отхождения вод можно рожать в течении 24 часов (только если воды прозрачные, как было в моем случае. Если присутствует меконий, надо срочно в госпиталь!). Сказала, чтобы мы к 11 поехали в госпиталь проверить состояние ребенка, возвращались домой, хорошенько поели и чтобы я по-больше жидкости пила. В госпитале для нас уже все было готово. Меня уложили, стали проверять сердцебиение ребенка и наличие схваток. Как оказалось, схватки у меня уже были регулярные, но я их только к тому моменту начала слегка чувствовать. Полежали так под монитором минут 20, сказали что все в порядке, и мы можем спокойно возвращаться домой. Обратно нас будут ждать с сильными схватками, какие уже сложно будет терпеть. Мы радостные вернулись домой. Я чувствовала себя отлично и ненароком подумала, а может это у меня чувство боли затуплено, что вот так вот безболезненно рожу? Но не тут то было...

Приехали домой, поели, попили чаю и легли спать. Вернее, это Серёжа лег спать, а я так и не смогла уснуть, потому как схватки становились сильнее. Я стала замерять промежуток времени, оказалось что схватки уже каждые 5 минут. Я поняла, что заснуть мне уже не удасться, и встала. Пошла на кухню и стала ходить взад и вперед подсчитывая длину каждой схватки и промежутки между ними. Схватки становились все сильнее, через каждые 3-4 минуты. Серёжу будить я не собиралась, хотела чтобы он выспался хоть немного. А то пришел уставший после работы, а тут ещё невыспавшийся будет всю ночь со мной рожать! К тому же, акушерка была тоже уставшая, предупредила, что ей надо хотя бы часа 4 поспать. Вот я и тянула до 4 ночи, бродила по кухне как призрак, останавливаясь только на момент схватки. Ещё успевала к компу подбегать и девочкам на форуме новости сообщать. Еле дотянула до 4 часов, и ровно в четыре пошла будить Серёжу. Он, бедненький, сонный такой сразу вскочил, оделся, мы схватили приготовленные накануне сумку и разные пожитки и поехали в госпиталь - на этот раз сдаваться по-настоящему! Нас положили в другую палату, которая ничем в общем-то не отличалась от предыдущей. На этот раз мне сказали раздеться полностью, дали госпитальную ночнушку и подключили к монитору. Потом пришла мед.сестра и установила капельницу с жидкостью вроде глюкозы – для поддержки организма. Так я пролежала до 6 утра, перенося с трудом каждую схватку. У меня уже начала побаливать спина. Серёжа меня успокаивал и дышал вместе со мной. В 6 приехала Ольга (наша акушерка), проверила раскрытие и приятно нас удивила цифрой 4 см! Мне, конечно, было больно. Но такое раскрытие меня очень обрадовало и вселило больше энергии. Ольга спросила, не хочу ли я немного постоять под душем? Я согласилась. И вот, с 6 до 8-ми утра я провела стоя на четвереньках под душем. Один раз попробовала сесть на стул, но положение на четвереньках мне нравилось больше. Вода приятной теплой струей уменьшала боль при каждой схватке. Но все равно боль становилась сильнее. В 8-мь я опять легла в кровать на очередной осмотр. На этот раз раскрытие было 6 см. Я была очень рада этому факту, но ещё предстояло пройти 4 см до полного раскрытия. Я решила, что если вот так вот по 1 см в час, то я вполне смогу вытерпеть без какой-либо анестезии. Ольга сказала, что мне ещё не скоро рожать, и что она пока пойдет домой, накормит детей, отвезет их в школу и через пару часов вернется. Я не возразила. Следующие 2 часа мы ходили по коридорам госпиталя, сидели в кресле, а схватки становились все болючее и болючее. Пришла новая смена мед.сестер, и одна из них в 10 часов проверила раскрытие. Я была ужасно разочарована, услышав, что мы все на тех же 6 см... Серёжа спросил, когда примерно можно ожидать полного раскрытия, на что мы получили ответ, что это может быть и через 2 часа, но скорее всего не раньше 2-3 дня! Вот тут-то я и сдалась! Мед. сестра предложила мне местную анестезию, какой-то легкий укол, который просто на час уменьшает боль при схватках. Заметьте – уменьшает, а не убирает! Вколола она мне в руку какую-то гадость, а мне от этого совсем не полегчало, и до 11 часов я все так же терпела ещё более сильные схватки. Когда все та же мед. сестра в очередной раз спросиа меня про эпидуральную анестезию, я поняла, что до 3-х мне просто не дотянуть с такой болью, и согласилась. Через минут 10 вкатили какую-то тележку, пришел анестезиолог и стал устанавливать мне в спину катеттер. Я каждый раз вздрагивала от холода и от прикосновения его рук. Да и сам процесс потом оказался довольно болючим. Меня уложили, ноги мои стали отниматься, но схватки я все равно чувствовала. Так прошло пол-часа, а мне легче не становилось. Вызвали анестезиолога ещё раз, он удивился и влил в меня довольно большую дозу эпидурала. Меня аж как холодной водой спину окатили. Зато после этого сразу все окончательно онемело ниже пояса, и схватки я больше не чувствовала. Но от этого легче не стало, потому что меня тут же стало колотить, бросило в такую дрожь, что я 2 часа не могла отойти, как только не пыталась. Потом сказали, что это негативное влияние эпидурала. А по-моему, так это у меня температура поднималась в тот момент. Причем так высоко, что тужилась я с температурой под 40! В какой-то момент я заставила себя расслабиться и попробовала заснуть. Спала я наверно пол-часа, не больше. Потому как проснулась где-то к 3-ем от ноющей боли в почке. К тому же моменту пришла Ольга и проверила раскрытие – было всего 8 см. Т.е. на последние 2 см понадобилось 7 часов! Я все боялась, что если не успею раскрыться к 5-ти часам, тогда мне будут делать кесарево, потому как ребенку уже опасно находить больше 24 часов без околоплодных вод.

Меня немного развеяло посещение Кати с Сашей (Kateruna). Они ехали в Сан-Франциско и на обратной дороге заехали навестить меня. Ещё накануне вечером мы с Катей по телефону болтали и я ей соощила о том что отошли воды, и что дома нас они не застанут.

Как только ушла Катя, у меня все сильнее стала боль в левой почке. Я уже было подумала, что буду одновременно рожать и ребенка и камень! Сообщила об этом мед.сестре. А она мне заявляет – не надо так, давай по-очереди – сначала роди ребенка, с потом пусть и камень выходит. Будто это от меня все зависело! Мед. сестра сказала, что пойдет за анестезиологом, чтобы мне ещё добавили эпидуралу. Боль становилась все сильнее и сильнее, я уже кричала во всю, было просто невозможно такое терпеть! Наверно я Серёже руки чуть не повыламывала, но он все продолжал меня поддерживать и подбадривать. Так прошел целый час, я уже ничего не соображала, орала от боли, требовала эпидуралу. А проклятый анестезиолог все не приходил, якобы был на какой-то операции... Вообще этого мужика мы с Серёжей сразу не взлюбили. Он был какой-то отрешеный. Маленький такой, противный, лицом похожий на черепаху, постоянно бубнил себе под нос какую-то мелодию, которая сводила меня с ума! Совсем не обращал на меня внимание. Такое впечатление, будто я была для него просто жертвой для опытов. С другой стороны, я потом Серёже сказала, что иначе другой на месте того мужика просто не выдержал бы – в день по 100 раз слышать вопли рожениц, и быть спокойным, чтобы попасть в нужный позвоночник!

Наконец-то к 4-ем появился злополучный анестезиолог и вколол в меня очередную дозу эпидурала. Этого хватило всего минут на 40. В 4:10 при очередном осмотре Ольга сообщила, что уже раскрытие 9,5 см, и что через часок уже будем тужиться. В 4:40 у меня началась ужасная боль слева внизу живота. Причем такая ужасная, что вся остальная боль по сравнению с этой казалась просто несравнимой! Если раньше, когда меня мед.сестры каждый раз спрашивали о степени боли, и я говорила 8-9 (от 0 до 10, максимум 10). То теперь я бы назвала все 30! Я опять орала на весь госпиталь. Серёжа бегал за анестезиологом, которого снова не могли найти. И так минут 20! Потом я просто не выдержала и стала орать неземным голосом, на который сбежался по-моему весь персонал рожалки. И тут минуты через 2 появился анестезиолог, вколол в меня ужасно большую дозу, и меня снова начало колотить. Через 5 минут пришла Ольга. Раскрытие было полным, и они стали готовить палату к потугам. Мне было как-то легко, ничего ниже пояса я не чувствовала. С другой стороны, я боялась, что буду не достаточно сильно тужиться, потому что не могу себя контролировать, и что дело может дойти до кесарево... Ровно в 5 вечера 16 марта мы начали тужиться. Ольга массажировала у меня там все внутри специальным маслом, чтобы было легче проходить головке. Я тужилась хорошо, и через несколько минут появилась головка. Серёжа её потрогал, мне тоже дали потрогать – так было мягко и волосато. Потом принесли зеркало, и Серёжа его держал, чтобы мне было видно куда тужиться. Три потуги на каждую схватку. И так в течении двух часов! Головка появлялась все больше и больше, но после каждой потуги она немного уходила обратно. Чтобы подбодрить меня, Серёжа сказал, что уже 1/3 головки вышла. Вызвали анестезиолога и попросили отключить эпидурал, чтобы я чувствовала схватки и более продуктивно тужилась. Я тужилась как только могла. Уже без остановки, потому чувствовала схватки, а они находили одна на другую. В течении 15 минут я вообще не отдыхала, а тужилась и тужилась. Я чувствовала ужасную боль и необходимость в конце-концов родить и закончить все эти мучения! И тут Ольга мне говорит – надо немного порезать, иначе не выйдет головка. Услышав «порезать» я стала плакать и просила не делать этого. Ольга сказала, что совсем чуть-чуть, и я почувствовала как меня порезали. Я уже не думала ни о чем, только тужилась изо всех сил, которые у меня остались. И тут Ольга мне говорит – Диана, потрогай, головка вышла. А я кричу – не хочу ничего, доставайте её по-скорее!!! Буквально через секунды родилось все остальное. И мне положили ребенка на живот. Все вокруг были на столько счастливы, что наконец-то я родила, что в течении нескольких минут обменивались поздравлениями. И только потом Ольга говорит – давайте все-таки посмотрим кто у нас родился. И тогда мы увидели, что это девочка, наша Виктория. Ещё через пару минут Серёжа перерезал пуповину. А малышка лежала на мне и грелась. Потом её приложили ближе к груди, и она сразу присосалась, будто давно знала как это делается. После того, как Викуля пососала по 10 минут с каждой груди (сосать-то было практически нечего!), меня спросили, хочу ли я чтобы её взвесили и измерили. Я сказала – конечно, хочу! Тогда её голенькую положили на весы и сообщили, что весит-то она совсем не мало – ровно 8 паундов (3600гр)! И рост у нашей девочки 51,5 см. Вот почему мне так трудно было её родить! А между тем, Ольга вытащила из меня плаценту, выдавила кровь и стала зашивать. Должна признаться, что весь этот процесс был не легче родов. Хоть мне и сделали местную анестезию, но я чувствовала как меня зашивали! Потом Серёжа с малышкой поехал в детскую купаться и проверяться. А меня стали подмывать и перевезли в отдельную материнскую комнату, где мы и провели двое суток после родов.

По дороге на меня положили бутерброд с индюшатиной и какие-то лимонные печенья. Как ни странно, когда пришел Серёжа, у меня открылся аппетит и я слопала бутерброд. Все два дня, особенно в первую ночь, за мной ухаживали нянечки. Я бы сама ни за что не справилась бы поначалу, даже с помощью Серёжи. Малышка днем была с нами, а на ночь её забирали в детскую, чтобы мы могли хоть немного поспать. Привозили ночью через каждые 3 часа для кормления, т.к. мы заранее предупредили, что не хотим чтобы они её смесью подкармливали и соску давали. Все два дня я лежала, практически не вставая с постели, разве что в туалет сходить – а это для меня было настоящим мучением! До сих пор, спустя 12 дней после родов, я ещё не отошла...

Как я до этого говорила, рожать мне пришлось с температурой под 40. Моя температура передалась ребенку – когда Викуля родилась, у неё была такая же температура, что и у меня. Опасаясь воспаления, ей сразу сделали анализ крови. На следующий день анализ повторили, чтобы удостовериться что все впорядке. Воспаление не подтвердилось. Однако, обнаружили желтушку. Педиаторша вызвала нас на третий день к себе в офис для проверки и очередного анализа крови. Так бедненькая Викуся на третий день жизни путешествовала по докторам и лабораториям. И на четвертый и на пятый день было то же самое. Вначале биллирубин у нас подымался, потому что жидкости в организме было не достаточно – молоко-то ещё не поступило, и питались мы только молозивым, а оно хоть и полезное, но его очень мало! А вот на третий день появилось молочко и анализы стали улучшаться. Ещё мы её 4 суток держали под лучевым одеалом дома. Так что, хоть не полностью ещё выздоровели, но пик желтушки мы уже преодолели.

#%insert_pic(227);%# Вот так родилась наша доча Виктория – в 7:03 вечера 16 марта 2004 года. Роды целиком длились 25 часов. Никому таких мучений, что я пережила, не пожелаю! Но! Если вы меня спросите – буду ли ещё рожать? Отвечу – буду! Как и планировали – троих деток. Дай только Бог, здоровья!

Счастья всем, любви и здоровеньких детишек!

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: