Выбрать роддом мы не успели… или роды в роддоме 72-ой больницы

Рассказ о родах в роддоме 72 больницы
stub

Предисловие.
Поскольку шла 39 неделя, и прогнозировалась переношенная беременность, мы с мужем только начали обсуждать, где наш сын появится на свет. Было несколько вариантов роддомов: 29, 72, 6. Планировали договориться с врачом о родах, без заключения контракта.
Роддом и врача выбирала по следующим признакам: совместное пребывание с малышом, самостоятельные роды без стимуляции, грудное вскармливание, присутствие на родах своей акушерки (с курсов для беременных).
Мы начали знакомство с роддомами с 72-го, на ул. Ак. Павлова. 29 мая побеседовали с врачом - Потаповой Ириной Юрьевной. Она оставила очень приятное впечатление. Обещала приехать на роды. Говорила о том, что их роддом поддерживает естественные роды, что есть возможность находиться с ребенком в совместной палате. В-общем все выглядело чудесно.


Оставалось еще обойти два роддома и сделать окончательный выбор…
30 мая в 18.00 дома у меня отошли воды. Мы с мужем позвонили нашей акушерке Саше, проверили сумку для роддома. Я приняла душ. В 20.00 приехала Саша. Осмотр показал открытие 1 см. Маловато. Схватки были еле ощутимы, однако постепенно нарастали. Все гигиенические процедуры (бритье и клизму) сделали дома, и стали решать, куда ехать рожать. Позвонили Ирине Юрьевне. Она сказала, что на роды не приедет, т.к. сегодня у нее выдался трудный день, и она очень устала. Вот это да! И это при том, что рожать мы собирались не бесплатно. Видно денег нашим врачам хватает. Особенно тем, к кому девочек приводят, также как и меня, с курсов для беременных.
Схватки становились все мощнее, и перед глазами уже маячила перспектива родить на собственной кровати. Еще раз позвонили Ирине Юрьевне с просьбой порекомендовать кого-нибудь из врачей в 72 роддоме. Она назвала какую-то мужскую грузинскую фамилию. Я сразу сказала, что лучше останусь дома, чем отдамся в руки знойного кавказского джигита. Она предложила Антонову Марину Евгеньевну. Ну, Антонова, так Антонова. Певца Антонова, например, мы с мужем очень любим. Поехали рожать к ней…


Часть первая. Родовая.
Как театр начинается с вешалки, так роддом начинается с приемного отделения. Только здесь я поняла, как же мягок матрац и уютен халатик у меня дома. В мрачном слабоосвещенном помещении мне вручили смирительную рубашку 56 размера и пригласили пройти для заполнения документов. Ну, «пригласили», это как-то не правильно я сказала. Тетка с всклокоченными волосами и уставшими глазами крикнула: «Чего расселась! Иди на процедуры и на вопросы отвечай!» Оказывается в одной комнате там и клизму делают и бумаги заполняют. Узнав, что процедуры мне делать не надо, очень порадовалась и стала заполнять анкету. А схватки у меня к тому времени были каждые 6-7 минут и довольно сильные. Приходилось дышать, как учили на курсах, а тетка все допытывала. Соображать, почему-то, во время схватки было очень трудно. Я, например, никак не могла вспомнить свой домашний адрес.


Тетка позвонила врачу: «Тут к Вам приехала одна со схватками. Готовая полностью». (Это значит бритая и клизменная). И тут из двери показалась гора и двинулась на меня. Мамочки! Заберите меня, не хочу, чтобы моего ребенка взяли эти огромные руки. Это была врач Марина Евгеньевна. С очень недовольным видом и достаточно грубо она осмотрела меня. Я ойкала. Она сказала, «а как же ты рожать будешь?!». И велела тетке проводить меня в родблок. Открытие матки было около 6 см. Моей акушерке Саше тоже разрешили присутствовать при родах, только велели ни во что не вмешиваться.
Стало как-то невыносимо грустно и тоскливо. Время было 23.30.
В родблоке было тихо, хоть врач и говорила, что сегодня небывалый наплыв рожениц. Девушка в соседнем боксе уже лежала со своим малышом и улыбалась во весь рот всему миру. Я позавидовала ей. Все уже позади.


Начались мои хождения по боксу. Стоя схватки переносились легче, и я нарезала круги вокруг кресла. Периодически звонил муж и жаловался, что не может найти банкомат, чтобы снять деньги для оплаты врача. Помочь я ему ничем не могла, но так было веселее. В бокс пришла медсестра и опять стала задавать какие-то вопросы: какие  по счету роды, какая беременность и проч. Я сказала, что отвечу на все это потом, а то в таком состоянии уже несу какую-то ахинею. В час ночи меня положили на кушетку и велели не тужиться. Легко сказать..! В это время привезли еще одну девушку и поместили в соседний бокс. Ту счастливицу, которая уже родила, почему-то выставили на каталке прямо перед дверью моего бокса. И она созерцала всю мою физиологию испуганными глазами.


В 2 часа, когда ребенок уже вошел в родовые пути, меня переложили на супер-кресло и… схватки кончились. Я лежу, кайфую, с мужем по телефону разговариваю. Врач решила поставить мне капельницу с окситоцином для усиления родовой деятельности.
Тут  в боксе собралась приличная группка медперсонала: врач, медсестра, акушерка (Татьяна Доронина), неонатолог. По-моему еще кто-то заходил. Эта дружная компания стала отгадывать кроссворд, пока капельница оказывала свое воздействие на меня. Я с ними периодически переругивалась, т.к. мне казалось, что роды - это такое таинство, которое опошлять кроссвордом нельзя. На что получила разные реплики врача, типа: «это что тут у нас за балерина раскорячилась» или «с такой фигурой как у тебя, ты спорт, наверное, только по телевизору смотришь» (и это при ее полутора сотнях кг). Да и вообще отношение такое, как будто я им мешала отдыхать своим присутствием. Одно хамство.


Окситоцин подействовал. С третьей потуги в 3.10 я родила своего сынишку. Он мне показался таким маленьким беспомощным. Меня сразу признал и, когда положили на грудь, стал на ней уютно похрюкивать. Весь дискомфорт сразу забылся. Это такое счастье!
Потом меня зашили, и нас наконец-то оставили одних. Акушерка с курсов, мышкой стоявшая за мной в течение всех родов, мягко намекнула мне, что нужно бы расплатиться. 500 долларов врачу, 1000 рублей - акушерке и 200 долларов - ей за сопровождение. Я сказала, что денег за такое жалко. Но она намекнула на то, что ей не хочется портить отношения с врачами, и все такое… В общем, мужу, нашедшему все-таки банкомат на Рублевке, пришлось раскошелиться на запрашиваемую сумму.
Кстати, ребенка к груди приложили только после моей настоятельной просьбы, и то, на несколько секунд.
По поводу непосредственно принятия родов. Наверное, все было сделано правильно. По крайней мере, к технике я претензий не имею. Вот только души этой технике не хватало.


Часть вторая. Послеродовая.
Утро. 6 часов. Палата на 6 человек. Хоть и обещали отдельную с малышом. Не сплю, думаю о моем маленьком крошке, который лежит один одинешенек в детской палате и плачет без мамы. Остальные счастливые мамки спят. Аня: это она наблюдала мои роды на каталке в коридоре. У нее девочка. Света: у нее тоже девочка, вторая. Еще есть пятилетний сын. Женька: которая всем именно так и представилась, но как оказалась ее имя - Настя. Странно как-то. У нее сын. Ира: после кесарева. У нее маленький недоношенный мальчик. Ели спасли. Лежит в инкубаторе. Все девочки родили 31 мая. Новое ощущение материнства всех очень сближает. Все делятся своими новыми ощущениями.


В 6.30 входит сестра хозяйка и тишину разбивает возгласом: «Пакеты, сумки, обувь - в коридор. Мыть буду». Я не то, чтобы очень устала от родов, но чувство злости за то, что даже за деньги не могу себе позволить лежать, а должна таскать враскарячку пакеты, накрепко приковывает меня к железной кушетке. Девочки кряхтят, но пакеты выносят в коридор. Я лежу. Сестра хозяйка: «Ну, курорт себе тут устроила!». Но пакеты все-таки сама поднимает и ставит на окно.
В 9.00 приносят мое мелкое счастье! Спит. Сосать не собирается. Дергаю за носик, тереблю ушки. Дрыхнет. Уносят. Обидно.
Прошу медсестру не кормить моего ребенка смесями, чтобы проголодался к следующему грудному кормлению. Обещает, что так и сделает.
В 12.00 иду искать правды. Почему не положили в отдельную палату? Ссылаюсь на договоренности с Потаповой. Услышала в свой адрес много нелицеприятных фраз от медсестер. Пообещали к вечеру ситуацию разъяснить.
Девочки по отделению ходят в страшных оборванных казенных халатах. Все похожи на измученные привидения. Горячей воды нет. Для мытья детей таскаем воду кружками из ведра в столовой. Если приходишь позднее, то ребенок остается немытым.


Поздний вечер. Все еще лежу в общей палате. Малыша в очередной раз принесли спящего. Около рта засохла смесь. Опять иду ругаться к медестрам. Мне разъясняют, что я скандалистка, что бороться за свои права не прилично. «Лежи себе тихо! И не бузи! Быстрее выпишут!»
На следующее утро нас переложили в отдельный бокс. Счастлива очень-очень!  Лежу с маленькой кнопкой и вдыхаю родной запах. Теперь он сосет очень активно. Остальное время спит.
К нам ежедневно приходят врачи - осматривают малыша и меня. Педиатр - женщина, напоминающая артиста Комарова из «Маски Шоу» и диджея Грува  одновременно, очень нервничает, когда я ей задаю вопросы. Возмущается, что я ничего не знаю. Как кормить, как пеленать?... Вероятно, она предполагает, что это мой семнадцатый ребенок, и я должна делать все с закрытыми глазами.
Гинеколог - очень приятная пожилая женщина. Руки - сильные и мягкие одновременно. Объясняет все очень доходчиво. Прочитала всем девочкам перед выпиской лекцию о жизни после родов. К сожалению, я не запомнила ее имени.


Мужа в палату не пускают. Чтобы спуститься к нему, нужно заплатить 100 рублей медсестре в приемном покое, через который следует путь. Принципиально не плачу, прохожу молча, но с наглым видом. Парадокс, но меня никогда не останавливают. Передать сумку от родственников - 50 или 100 рублей.
В физиотерапетических кабинетах старое советское оборудование и такой же персонал, старый и советский. Грубят, медленно работают, но долго и увлеченно обсуждают цены на рынке.


Отдельно стоит сказать о питании. Есть приглашают всегда в разное время и таким тихим голосом, что слышит только палата, расположенная напротив столовой. Остальные либо должны пастись в коридоре, либо остаются без еды. Со мной такое не раз случалось. К поварихе, раздающей «корм» выстраивалась очередь. Ложек было всего три на отделение, и поэтому все ждали, когда они освободятся, чтобы помыть и есть. Сказать, что еда не съедобная - это ничего не сказать. Самым вкусным блюдом за 6 дней было синюшное водянистое пюре с рыбьим хвостом. Суп, обычно, - несоленая вода с капустными листьями. Капусту вообще подавали на завтрак, обед и ужин. А также кефир. Это при том, что врачи нам запретили есть и капусту и кефир, т.к. у детей от этого болят животы. Я спросила у поварихи, а как же состыкуется такое меню с рекомендациями врачей. Мне сказали (дословно): «Тогда жри домашнее, и нечего сюда мотаться! Другим больше достанется».


Эпилог.
Ну, вот и все, что вспомнилось мне спустя год, после посещения этого дома по приему новых граждан. Сложилось впечатление, что усилить рождаемость в стране эти люди точно не стремятся.
Выписали нас на шестой день. Светило солнце, пели птицы, цвели одуванчики. Жизнь казалась прекрасной. Собственно так оно и есть. Вот только стафиллокок и кишечную палочку, которыми нас наградили в роддоме, пришлось лечить почти год.
А вообще, возможность иметь детей - это такое удовольствие, что никаким роддомом нас не запугаешь. Счастья Вам, женщины!
31.05.2005 г.

 

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: