Роды в Мегионе (Ханты-Мансийский Автономный Округ)

Рассказ о родах в Мегионе
stub

Мой рассказ о родах надо начинать с дня перед родами. Это сейчас, вспоминая, я понимаю, что роды уже начались, и были признаки, по которым можно было об этом догадаться. Во-первых, мытьё окон с утра пораньше. Я их давно хотела вымыть, но сдерживала себя   все-таки опасное это занятие при беременности. А тут еле дождалась, когда муж уйдёт на работу, и принялась за дело, да с таким удовольствием! У меня эта навязчивая идея уже недели две как появилась. Вплоть до того, что начало казаться, что пока я эти окошки не вымою, роды не начнутся! Остальное-то уже всё прибрано, готово, сделано к появлению малыша, только вот окошки не вымыты!  Второй признак   попрощалась с продавщицей фруктов-овощей, к которой наведывалась каждый день за яблочками. Сказала, что ходить уже тяжело, наверно, больше не приду, муж будет ходить   так оно и вышло, интуиция, однако! Признак номер три   часов в 5 вечера почувствовала, что вот-вот начнутся (!!!) месячные: стали побаливать соски, слегка тянуть низ живота. Даже сходила, проверила   вдруг и правда? Нет, не начались, конечно. Но предвестники у меня шли давно, и особого внимания я уже не обращала на подобные явления. И четвертый признак   вечером, перед тем, как идти спать, показала мужу, где лежит комплект на выписку и что ещё мне может понадобиться в роддоме. Показала, преодолевая сопротивление: он же думал, что долго ещё, срок беременности был всего 37 недель и 5 дней. Потом, говорит, покажешь. Но помню   мне было очень, очень важно прямо сейчас, немедленно! Последний, пятый, признак, пожалуй, был самым явным. Живот у меня опустился уже давно, и дома я по причине теплой погоды ходила в длинной футболке. Так вот, утром животик был ещё на месте, а вечером, перед сном, он отвис. Я ещё удивлялась   как же ребенок там лежит, он же сложился в три погибели, бедолага! Так жалко его стало  Вылезай, говорю, тогда уж скорей, тебе же там неудобно 


Так закончился последний день моей беременности. Ночь ничем не отличалась от предыдущих: каждый час вставала в туалет, в половине пятого утра решила подкрепиться   сходила на кухню, поела бананов и отправилась дальше спать. Следующее пробуждение в пять часов сорок минут оказалось окончательным. Я, как обычно, захотела в туалет, полусонная дошла до него   и тут   сон как рукой сняло   начали отходить воды! Прямо на пол в туалете. Сначала сердце бешено застучало, так неожиданно всё началось   но быстро взяла себя в руки. Воды? Определённо воды, мышечным усилием остановить не получается. Чистые, прозрачные? Да, вода как вода. Так чего же мы тогда волнуемся, всё в порядке, пора собираться за малышом! Разбудила мужа, пошла в душ. Самое неудобное   бриться, когда отходят воды и руки слегка дрожат от волнения, живот мешает, «вид снизу» в маленьком зеркале, даже если его держит муж, крайне затруднён. Но ничего, справилась. Оделись, собрались, вещи уже готовы были. Вызвали Скорую. И правильно сделали! Потому что я до последнего сомневалась   не поехать ли рожать в другой город уже со схватками. Дело в том, что наш роддом как раз был закрыт на ремонт, поэтому рожали в больнице, в отделении патологии беременности. Главный недостаток   малышей держали отдельно, а мне хотелось, чтобы сразу быть вместе с ним, хоть немного научиться ухаживать   но эта мечта не сбылась.


В Скорой помощи вызов приняли, спросили, есть ли схватки и предложили потихоньку спускаться к подъезду. Схваток не было, и ничего похожего на боль не было. Я сняла кольцо и серёжки, надела часы с секундной стрелкой (схватки считать), положила вдоль порога трико удивлённого мужа (примета   надо штаны мужа перешагнуть, когда в роддом уезжаешь, чтобы роды лёгкими были), оделись мы и пошли к подъезду. Скорая приехала через несколько минут и не сильно спешила   без всяких сирен и мигалок. Муж поехал со мной   одежду забрать.  В приёмном покое нас увидели   врача со Скорой, которая меня привезла, спрашивают   и где вы их сегодня берёте, третья уже за ночь! На что та ответила   полнолуние, терпите! Поступила я в роддом почти в 7 часов утра. За мной вышла санитарка, отвела переодеться, выдала больничную рубашку, а мои уличные вещи вынесла мужу, и сопроводила меня в предродовую палату. Там уже ходила одна девочка со схватками, успели парой слов перекинуться, пока я вещи у кровати складывала. На кресле меня посмотрели сразу. Было ровно 7 часов, потому что у меня зазвонил будильник. Телефон мне принесли отключать прямо на кресло, чтоб других не будил, и начали меня смотреть. Я знала, начитавшись рассказов о родах, что процедура эта болезненная и надо расслабиться, и приготовилась дышать для обезболивания. Не понадобилось. Что-то у меня внутри посмотрели, спустили остатки вод. Раскрытие   три хороших пальца, прямо сейчас   клизму, бриться, КТГ (или как там называется   сердце ребенку слушать). Я ещё удивилась   как три пальца, больно же должно быть, а мне совсем не больно! Ну, значит, - говорит врач, - у тебя болевой порог такой. Вот, - говорю, - повезло-то! Начала с кресла вставать   чувствую   ага, немножко есть   как будто месячные начинаются. Вот, - говорю, - сейчас немножко больно стало! Повели меня бумажки всякие заполнять   прямо интервью, хотя в обменной карте всё это вроде было   аж два человека сразу вопросы задают, только успевай отвечать!  А живот-то уже хорошо так потягивает, но схватки пока не различаются. Если бы это были месячные, пора было бы обезболивающее выпить. Стою, улыбаюсь, на вопросы отвечаю, а сама-то уже за живот держусь. Но терпимо! Бывало и хуже при месячных. Закончили меня расспрашивать, дали бумажки подписать   разрешения на манипуляции со мной и с ребёнком, а санитарка уже стоит, меня ждёт   пойдём, говорит, на клизму. Подбрила мне те места, до которых я не достала дома. Вот клизму я боялась больше, чем родов. О родах начиталась заранее, настроилась, а клизму мне никогда не делали и насколько страшна эта процедура   я и не представляла. И действительно   больно было, но болел живот скорее из-за схваток. Сходила в туалет, в душ. В душе вспомнила, что тёплая вода вроде обезболить должна   себе на живот поливала. Вот пока воду льёшь   полегче, а перестаёшь   снова так же больно. Вернулась в предродовую   думала, полежу хоть на кровати каким-нибудь калачиком, может, полегче станет. А там девочку, которая со схватками была, уже на кресло рожать повели   в той же палате. Я пакетик с полотенцем-мылом-туалетной бумагой оставила и вышла, как-то не то что страшно, а просто неудобно, что ли, смотреть, как другие рожают. Вдруг ещё помешаю, стесняться будет


Итак, хожу я по коридору. У врачей   пересменка: много людей в белых халатах сидят на диванчике, о своём разговаривают, другие   роды принимают, на меня внимания особо никто не обращает. Хожу, дышу: носом глубокий вдох, через губы трубочкой   медленный выдох. И дышу громко очень   на весь коридор! Кто-то из медиков, когда мимо проходила, сказал   часы-то сними! Я сделала вид, что не заметила, а сама только о часах вспомнила и решила промежутки между схватками посчитать. Схватки вообще   удивительная штука: это кажется, что боль сплошная, без перерывов, а если к себе прислушаться   между схватками боли нет, остаётся просто напряжение и если суметь расслабиться   можно почувствовать, что вот только что было хорошо и не больно, а вооот это уже   схватка! На схватках, кроме дыхания, помогало: поддерживать живот снизу, как бы приподнимая; смотреть на секундную стрелку часов и напоминать себе, что через 40 секунд всё закончится, а вот уже   через 35, а вот и через 30, чуть-чуть осталось   и отдохнём. А ещё помогало упираться головой в стену и заглядывать за шкаф в коридоре, но это, наверное, моя индивидуальная особенность. Когда схватки были по 45-50 секунд через 1 минуту 15-20 секунд, меня позвали мини-вену ставить. Предложили сесть   а я уже не могла сидеть, и стоять было тяжело на одном месте   надо было ходить не переставая!  Я видела, как понесли новорождённого ребёнка из предродовой, а родился он в 8 часов 5 минут. И вот с этого места помню плохо   видимо, сознание на родах отключается. Помню, что захотелось в туалет, пошла в предродовую за туалетной бумагой -  не пустили, там роженицу осматривали-зашивали, бумагу мне вынесли. Сходила в туалет   поняла, что не хочу, а чего хочу,   сама не знаю. Проходила мимо зеркала, видела, что побледнела и покрылась потом, но не чувствовала ни жары, ни головокружения. Однако болело уже сильно. Поясница не болела совсем, только живот. Но при месячных бывало хуже: боль не такая сильная, но постоянная, изматывающая, а при родах между схватками удаётся несколько секунд отдохнуть. Хотелось покричать (я же рожаю, право имею!), но решила потерпеть, потом покричать   рожать же долго собиралась, роды первые, мужу сказала   в роддом часов 8 не звонить даже, быстро же не бывает, да и мама у меня долго рожала, я и настраивалась тоже долго. Но покричать-то хотелось! Те звуки, которые я издавала на последних минутах, охарактеризовала позже та девушка, которую как раз уже зашивали. Ты, - говорит, -  в конце начала подвывать. Лучше не скажешь. Именно тихонько так ойкать и подвывать. Хожу, громко дышу уже по-собачьи   глубокий вдох не получается. Навстречу выходит из предродовой кто-то (акушерка или врач   совсем не помню лица, сознание уже совсем меня покинуло, всё кажется сном), говорит -  не так дыши, вдох полный делай. А может, - говорю, - меня посмотреть уже пора? А то что-то схватки уже минута через минуту! Ну, меня быстренько провели на мою кровать, легла   врач подсел, смотрит (смотрит, надо сказать, опять совсем не больно, а вот живот болит так, что лежать не могу спокойно   ногами дрыгаю), говорит   тут полное раскрытие! Там кто-то  кричит   готовьте стол, у женщины родовая деятельность хорошо идёт, быстро, она вам сейчас мигом вытужит! А кто и что   не знаю, головой к врачам лежу и не вижу, да и не до того мне сейчас, врач приговаривает   потерпи, потерпи, а сам быстро мне живот мажет, датчиком водит, то ли сердце у ребёнка, то ли схватки у меня слушает, а я уже рожать хочу прямо вот здесь и сейчас   о чём врачу и сообщаю. Подожди, говорит, чуть-чуть, сейчас стол приготовят. А я часы и резинку с волос сдираю и тут же на кровать кидаю   замков не должно быть на роженице, надо же   примету вспомнила! Приготовили стол   наверно, за минуту, а мне казалось,   целая вечность прошла. И уже другие ощущения: схватки чувствуются, но это уже не боль, а именно изнутри хочется ребёнка вытолкнуть. Уже совсем не похоже на месячные! Видимо, это потуги начались. Дальше всё быстро. Пошли, - говорит врач, - на попу не садись. А я встать не могу! Но всё-таки встала и дошла до родовой. На стол помогли забраться, бахилы на ноги надели, ноги на какие-то поручни поставили   упираться, показали, за какие ручки тянуть, когда тужиться буду. Укол какой-то успели поставить, сказали   для ребёнка. Врач рядом встал, руку на мой живот положил, и мне как-то сразу спокойно и хорошо стало, что вот сейчас ещё чуть-чуть   и всё! В ногах   акушерка, ещё кто-то, но слышала я дальше только своего врача. Объяснил, как тужиться, ну да я девушка начитанная   это я и так знала, осталось чуток попрактиковаться. Не знаю, почему, но казалось   эта его рука на животе чем-то помогла: я собралась, сосредоточилась, дождалась схватки   ну, давай, - говорит врач. Первую потугу я смазала: надо было дыхание задержать, а я полную грудь воздуха набрала и по инерции через губы трубочкой выдохнула, как на схватке. О чём мне немедленно и сообщили. Сколько раз тужилась   не помню, раза три. Один раз отдохнуть успела между схватками. Слышала, как акушерка говорит   пошла-пошла-пошла! И   ой ты батюшки, мы с ручкой! Тут мне быстро объяснили, что когда скажут   надо перестать тужиться и подышать. На следующей потуге   дыши! И тут меня надрезали, я это чувствовала, но это не больно опять было. И вот уже на живот, прямо на рубашку, в крови и смазке приносят того, кто так долго прятался в животике, - моего сынишку.

Сейчас пишу, вспоминаю   и слёзы на глазах, а тогда   думала, буду плакать, но слёз не было, и не помню, говорила ли что-нибудь сыну. Спросила время   восемь тридцать. Спросила, почему не кричит. Дай, говорят, человеку отдохнуть, он же родился только что. И держи крепче. Тут он и запищал. Лежу я, малыша держу, ему слизь из носика отсасывают, акушерка говорит   послед уже здесь, потужься. Тужиться с ребёнком на руках тяжелее, так ведь сильно и не пришлось. Потом малыша унесли, меня осмотрели (больно! Вот тут я поойкала!)   всё нормально, разрывов нет. Да если бы мой мальчик ручку вперёд не выставил, родила бы, наверно, сама благополучно, а так   разрез зашивать начали. Под местным обезболиванием, но всё равно больновато. Сначала ойкала, потом спрашивала, долго ли ещё, потом уже смирилась. Помню, говорила   хорошо шейте, я к вам ещё за сестрёнкой приду. Но и зашивать закончили, грелку со льдом на живот, помыли, укрыли, лежу. Попросила телефон, принесли, включила. Девять часов. Позвонила мужу, маме, отправила смс подругам, лежу счастливая и думаю   когда же нам за сестричкой идти? На этом, пожалуй, пора заканчивать мой рассказик. Желаю всем-всем, кто собирается в роддом, лёгких и безболезненных родов и здоровых, красивых деток!

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: