Рассказ о беременности и родах в Люберецком роддоме

Рассказ о беременности и родах в Люберецком роддоме
stub

Всю беременность и после я увлеченно читала рассказы о чьих-то родах. Трудно даже объяснить такое дикое любопытство, но просто до родов очень волновало КАК ЭТО БЫВАЕТ вообще, а уж после - КАК ЭТО БЫЛО у других.

Беременность у меня была оригинальная. Начать с того, что в октябре 2004 г мы получили, наконец, ключи от новой квартиры и начали планировать-придумывать ремонт. Купили батареи, свалили их в пустой бетонной коробке новостройки и решили забыть до весны. Далее еще летом я решила наконец купить собаку своей мечты – голден-ретривера, что в октябре и сделала к своему дикому восторгу . В ноябре 2004г. я вдруг пришла к выводу, что за 6 лет совместной жизни с мужем, несмотря на довольно частые случаи отсутствия какого-либо предохранения, я могла уже 100 раз забеременеть, а вот нет же. И значит, грустно решила наивная я, у меня будут с этим проблемы. И чего мы только предохраняемся? Эту мысль я озабоченно донесла до мужа, он хмыкнул, но обрадовался – я сама дала ему повод не покупать (и не пользовать) предохраняющие изделия.

12 декабря мы "отмечали" День Конституции. Своеобразно и в необычной обстановке, но об этом умолчу, чтобы не превращать данный сайт в эротический. Далее пошли предновогодние хлопоты, я носилась как угорелая, а по вечерам зависала в Интернете на форуме собачников. Пятимесячный щенок давал достаточно тем для обсуждения. В Интернете я торчала до часа-двух ночи. Форум вдруг начал стимулировать мой аппетит. Я брала кусок белого хлебушка, мазала плавленым сырком, клала кусок докторской колбасы и поливала майонезом. Хомячила и готовила следующий. И так штук 5-6. А утром, выгуляв с 6 до 7 утра собачку, я вдруг стала ложиться еще поспать. Трудно вставать гулять с собакой по утрам, отвыкла уже, думала я. Недосып.

Новый Год прошел весело. Без задней мысли в моей дурной голове я пила даже конъяк. 10 января был срок для месячных. Но они не пришли. Я не обратила внимания, поскольку никогда не страдала регулярным циклом, задержки были вплоть до 3 недель, то из-за сильных спортивных нагрузок, то из-за курсов массажа, которыми я восстанавливала свою разбитую вдрызг спину. Кстати накануне 9 января мы ездили с мужем на встречу форума, где наша заводчица неожиданно для меня пожелала нам следующий Новый Год встречать втроем. J

21 января был день рождения моего папы. Мы с двоюродной сестрой сидели на диване и чесали языки, я пожаловалась, что месячных нет, хотя живот ноет и грудь тоже. Сестра ехидно поинтересовалась, не тянет ли на солененькое. Я весело отмахнулась и пошла на кухню, где вдруг… уставилась на недорезанный свежий огурец. Никогда ни до этого ни после я не чувствовала, что свежий огурец может ТАК необыкновенно пахнуть, и мне его так захочется съесть...

Уже на следующий день был куплен тест, который быстро и бодренько показал две яркие и несомненные полосочки.

 

Вот про саму беременность можно написать еще страниц пять, потому что это был сумасшедший дом. Мне то ставили угрозу выкидыша, то пытались уложить на операцию, чтобы срочно вырезать кисту, которая оказалась кистой желтого тела и обычным случаем для первого триместра беременности ( спасибо и дай Бог здоровья врачу МОНИИАГа, которая вовремя успокоила мена и посоветовала поменьше слушать городских врачей). Спасибо наблюдавшему меня впоследствии врачу из ЖК (но по договоренности), которая не дала мне набрать большой вес. Мне и с 11 кг было к концу лета уже очень тяжело. Спасибо знакомой медсестре, которая брала у меня все анализы и тем самым позволила не торчать в очередях поликлиники.

Я активно работала вплоть до 9 месяца, моталась с мужем по стройрынкам и магазинам, сама продумывала дизайн квартиры и строила бригаду строителей, дрессировала с инструктором подросшего пса-обормота. Частенько ошивалась в магазине Sweet Mama, твердо решив не превращаться в шарик на ножках в широких одежках. Живот у меня был маленький и до самых родов я ходила в джинсах (только что с трикотажной вставкой вверху, которую никто не видел) и футболке или спортивной мягкой куртке сверху. Так что многие соседи до сих пор удивляются, откуда у меня ребенок, если они не видели меня беременной.

В мае на меня посыпались неприятности. Сначала 35-килограммовый пес на прогулке выполнил команду "ко мне", не рассчитав скорость приближения и затормозив об мое колено, в результате чего я две недели еле ходила, еще через две недели я вытаскивала мое хвостатое сокровище из пасти здоровенного бойцового пса, который изжевал и мою руку. Шрамы до сих пор такие, что народ спрашивает, когда это я резала вены. И ровно еще через две недели играющие собаки подшибли меня под коленки и я упала спиной на железную балку. Дней десять лежала влежку и не могла шевелиться. Видимо была трещина в одной из тазовых костей, поскольку при любом повороте я чувствовала острую как нож боль. Но поскольку рентген не было возможности сделать, а лежать в больнице я считала за пытку, ни один врач не знал о моих приключениях. Анализы и УЗИ показывали, что все в порядке. А муж между тем обещал убить меня, собаку и всех собачников нашего района.

Короче, хватит предисловий.

В 36 недель сделав мне последнее УЗИ врач заявила, что плацента стареет, голова низко и скорее всего я рожу в 38 недель самое позднее. Малявочному видно и вправду надоела его сумасшедшая мать со своими ремонтами и прочими заскоками и лежал он очень низко месяцев с 7,5, чтобы при первой возможности "сбежать". Я приготовилась рожать не позднее 4 сентября, хотя изначально  ПДР ставили на 17-ое. Ремонт наконец закончили, и 19 августа переехали в новую квартиру. Лифт, ессно, еще не работал. Я уже давно привыкла ходить пешком на 7 этаж, с сумками и собакой. Живот часто напрягался, но я уже не обращала внимания. Чувствовала себя отлично. Только очень отекали даже сильно забинтованные ноги (у меня варикоз) и еще все время закладывало уши. А так все ОК.

7 сентября у мужа был День Рождения. Я проснулась в 5 утра от сильных и довольно болезненных сваток Как же я просила маленького передумать! Ужасно мне не хотелось, чтобы дни рождения папы и сына совпали! В результате маленький согласился подождать. Но практически до вечера лежала, чтобы схватки не возобновились. А потом на скорую руку что-то готовила, чтобы вечером отметить день варенья. Пришли родственники, мы просидели до 12 ночи.

Да, забыла еще сказать, что по жизни мне везет, как… Короче, как только приспичило мне забеременеть, тут же роддом в Жуковском (где у нас были бы все договоренности и 100% гарантия внимания) закрылся на кап.ремонт и пришлось ломать голову над тем, где рожать. Ложиться заранее я тоже не хотела ни в какую. В итоге остановились на Люберецком РД и конкретном враче, имени которой я все-таки называть не буду, поскольку были определенные договоренности итп. Скажу заранее только, что очень и очень ей благодарна.

9 сентября, в пятницу,  я поехала к ней практически на госпитализацию. Уж очень хотелось всем положить меня заранее, а не везти со схватками. На всякий случай. Как "старородящую". J

Я кое-как отбилась на выходные и обещала лечь в воскресенье к вечеру. Все выходные я мечтала зарожать, чтобы не лежать в роддоме. Я мыла полы, скакала как коза, гуляла с собакой часами, чтобы "находить" схватки. Схватки начинались и … заканчивались. В воскресенье 11 сентября муж и мама сдали меня в отвратительнейшем настроении в роддом города Люберцы. Помню, когда отдавала им вещи, чувствовала себя заключенной в тюрьму. К тому же, пока медсестра оформляла на меня документы, кто-то истошно орал в глубинах роддома, что еще больше "улучшило" мое состояние.

Мне досталась продавленная до пола кровать под номером 22 в 4-местной палате. Дежурная сестра сказала, что кладет меня на "счастливую кровать", на которой все быстренько рожают и долго не лежат. Со мной были еще 2 девчонки на сохранении, которые отчаянно мечтали смыться домой. Весь вечер мы только об этом и говорили. В 10 вечера меня все-таки решила посмотреть врач, дежурившая в эти сутки. Не знаю, что уж она там сделала, но нажала она ТАК!, что я взвыла и чуть не умерла. При этом  меня обозвали хулиганкой и ехидно поинтересовались, как я вообще собираюсь рожать. Обрадовала, правда, что не сегодня-завтра я рожу. Я выползла из смотровой и решила пойти еще раз в душ. Через 10 минут я отметила, что боль от осмотра не проходит, и начала отходить пробка. Появились нерегулярные схватки. Я обрадовалась ужасно (АГА, знала бы чему радоваться) и никому не сказала, чтобы не сглазить. Соседки мои уснули, а я все смотрела на деревья за окном, и прислушивалась к схваткам, которые становились все слабее, пока не прекратились совсем …и я уснула.

Проснулась я в 2 часа ночи от того, что схватки возобновились. Я стала засекать время. Они шли через 7 минут и были практически безболезненными. Я понимала, что это может ничего не значить и лежала, старалась дремать. К 4 утра схватки наросли, я почувствовала уже ощутимую, хотя и вполне терпимую боль. Можно было лежать и дальше. Но схватки пошли каждые 3-4 минуты, а за  3 месяца до этого моя подружка родила за 3 часа, и я решила от греха подальше поискать врача. Врача или хотя бы сестру я искала еще минут 40, пока не нашла в закрытой ординаторской по храпу.  Она сонно спросила: "Ну что, зарожала?" и обещала позвать врача.

Пришел дядечка. Кажется звали его Павел Олегович. Абсолютно безболезненно посмотрел (я припомнила вечерний осмотр, и пообещала врачихе всех чертей) и обрадовал меня, что я только "вхожу" в роды и открытие у меня всего 0,5. Поэтому пусть я иду спать до 6 утра, а там уж меня переведут. И произнес фразу, значение которой я поняла только сильно позднее: "Поверьте, чем позже вы попадете в родильное отделение, тем лучше для вас. Это в ваших интересах".

Я поплелась в палату. Спать не получалось. Схватки шли с прежней частотой по 40 секунд, неприятно болезненные, но терпимые. Потом я поняла, что это была вообще не боль. До 6 утра я развлекалась просмотром фотографий и видеороликов, накопившихся на мобильном. Почему-то мне больше всего хотелось, чтобы рядом оказалась собака. Я даже звала его вслух, когда меня прихватывало.

В 6:15 утра меня вытащили на процедуры. С собой сказали ничего не брать. Ничего неприятного не было. Теплый душ очень оживил. Думаю, если бы мне дали простоять под ним все схватки, я бы вообще гораздо легче родила. Дальше начались приколы. Сижу на "белом друге" – звонит мобильный, я на схватке. Голос коллег по работе из другой страны (не слышала их до этого месяца 2). Мы, говорит, с ночной смены. Вспомнили про тебя. Ты кого родила-то, мальчика или девочку? Я их вообще-то очень люблю, столько вместе проработали. Но в тот момент я вспомнила все матерные выражения, какие знала.

Звоню своему врачу, дозвониться не могу, мобильный выключен. Звоню домой, хотя не хотела их волновать. Папа берет трубку. Прошу маму. Он мне недовольно: "мама спит, чего ты так рано вдруг, перезвони". Ну спасибо родной! А мне вот просто делать нечего, вот и звоню. Мама оказалась догадливее, вполошилась, начала мне что-то успокаивающее говорить. "Все, - говорю, - мама пока! Не могу больше! Дозвонись ты врачу моему" и сгибаюсь на схватке.

Подняли меня в родовое. Выделили кровать, похожую на топчан великана и сообщили, что надо прокалывать пузырь, потому как уже 4 см. (Интересно, потому что осмотра не было. Видимо эти 4 см прочитали у меня в глазах). Прокололи. Воды чистые, слава Богу. Спрашивают, а где катетер внутривенный? Где-где? В палате остался. Велели же ничего не брать. Ну и вали за катетером, сказали мне. И я пешочком пошлепала в патологию. С проколотым пузырем. Вернулась. Короче ввинтили мне катетер. Влили чего-то очень много. Сказали, что ношпы. Велели встать и ходить, когда голова пройдет. Я сначала не поняла, а через несколько секунд у меня так закружилась голова, что я смогла только сжаться в комочек и притвориться убитой. И еще меня приказным тоном заставили выключить мобильный, хотя до этого говорили, что мобильный можно с собой брать. Прошло какое-то время, пришел опять Павел Олегович. "Я, - говорит, - пришел тебе пузырь проколоть". "Спасибо, - отвечаю, - уже!". "Кто? Когда?" Удивился, потому как в карте моей ничего не записали. Слил еще воды. "Обезболим?" спрашивает. "Не, - говорю, - потерплю пока". "А может все-таки обезболим" И нажимает мне на что-то, так что я смогла только сказать "даааааааааааааааааааааааааабезбооооооооооооооллиииииииииим". "Клиент дозрел",  удовлетворенно констатировал он, велел сделать мне обезболивание, и ушел. В пересменок. А я уснула.  Как же я жалела. Потому что на смену  ему пришли судя по всему бывшие работницы концлагерей союзных стран. Ко мне они не подходили. Я слышала вдали в коридоре их голоса, обсуждавшие что-то банальное и бытовое. Обезболивание закончилось через 2 часа. В 10 утра я проснулась от уже очень сильной боли. Обезболивание мне аукнулось. Потом я узнала, что это был промедол с реланиумом. Схватки я чувствовала, а голова была дурная-дурная. Я понимала только что я рожаю. Но требовать внимания, качать права не было сил. Я даже забыла, что у меня была договоренность с врачом. Я крючилась на схватке, тихо ныла, отчаянно терла кулаком поясницу. Не то что ходить, я даже поменять позу не могла. Лежала на боку и скулила, но решила твердо не орать. Как-то чувствовала, что это только последние силы отнимет. Дальше боль наросла так, что я ела простыню, на которой лежала. Горло от продыхивания высохло. Я попросила воды, только смочить рот. Мне отказали. Я сказала, что не буду пить. "Нельзя", ответили мне. Почему????? Боль рвала меня на части, в какой-то момент затошнило, но прошло. Я думала, что умру. Простыню я уже рвала зубами. Как голос господа Бога, раздался голос МОЕГО врача, которая наконец пришла. Помню она спросила, не кричала ли я. "Да она вообще тихая", ответили ей. "А что ж она у вас вся в крови лежит?". А мне даже и не до этого. Подумаешь в крови. Как я еще вообще лежу живая?! Моя врач устроила всем разборки, все забегали. Мне тут же дали воды, даже попить оказалось можно. Какая-то девица с кудрявыми волосами и злыми глазами уселась у меня в ногах и начала смотреть меня на каждой второй схватке, а мне каждое движение было дикой пыткой. В какой-то момент я попросила меня застрелить, девица непонимающе уставилась на меня. В очередной раз услышав ее: "Рано еще, давай опять на бочок", я психанула-таки. Сказала, что больше не могу. Подошла моя врач, сказала, что раскрытие почти полное, что боль сильнее уже не будет. Успокоили. СИЛЬНЕЕ и не могло быть. Я уже плохо соображала. Наконец девица спросила, не тужит ли меня. А должно? И как только я подумала, ощутила потуги. Девица посмотрела, сообщила, что "видит брюнета", что головку уже видно, но тужиться у меня не получается, поэтому она пошла звать остальных, а я должна потугу продышать. Ага, как это, когда оно против воли уже лезет. Как только она ушла я тужилась в удовольствие. Это приносило облегчение, а мне было уже все равно, что я порвусь.

Меня взяли од ручку и препроводили на кресло. Взлетела я туда только так и приготовилась РОЖАТЬ. Скорое обещание конца этой боли придало сил. Только вот схватки стали урежаться и пропадать, несмотря на окситоцин, который лился рекой, а тужиться совсем не получалось. Меня обвиняли в том, что я сплю (а кто виноват), что душу малыша. Я молила Бога о помощи, потуги не приносили результата, малыш не продвигался, сердцебиение у него начало сбиваться. Меня разрезали, потом надрезали еще. Бестолку. Моя врач решила не ждать дальше и отдала распоряжение нести щипцы и звать анестезиолога. И вот тут меня прорвало. Я знала о возможных последствиях, мой двоюродный братик остался инвалидом, родившись при помощи щипцов. Испугавшись до смерти, я начала тужиться так, что чуть не лопнула. Врачи засуетились, кричали, чтобы я тужилась без схватки. И вдруг я почувствовала, как что-то выскочило из меня, что-то горячее, и мне сразу стало совсем-совсем не больно. Мне стало так хорошо. Врач сказала только: "Мальчик родился". Господи, мальчик! Как я хотела мальчика! Как папа хотел сына! Я подняла голову и увидела совершенно беспомощный и несчастный комочек. Я упала назад и только ждала. Еще чуть-чуть, малышу отсосали слизь и раздался, нет, не крик, а жалобное прокашливание и мяв, который с каждой секундой становился громче и увереннее. У меня хватило сил только отловить своего врача за халат и спросить, все ли нормально с ребенком. Она кивнула и я ощутила ТАКОЕ счастье, что твердо уверена, это был САМЫЙ счастливый миг в моей жизни. А врач уже звонила моей маме, чтобы дать бабушке послушать как кричит внук.

Меня зашили, совершенно небольно, видимо, хорошо обезболив. Что-то там еще и вот уже выставили в коридор с пузырем со льдом на пузе. А из соседней двери выглянула молоденькая сестра и задала совершенно идиотский вопрос: "ребенка-то дать?". Давай конечно, я же еще его даже не видела. Мне вынесли крохотный кулечек, запеленутый в какое-то сиротское серо-коричневое одеяльце. Совершенно неземное существо. Маленькие щечки, глазки, носик, ушки. Сыночек! Мой! Не верю! Дала ему грудь, слизнул капельку и задремал. Потом я уже прочитала, что обезболивание матери достается и ребенку, так что он тоже "наелся" промедола, поэтому и был такой заторможенный. Я лежала в обнимку с ним, обзванивала всех, кого только можно (телефон благодаря моему врачу мне отдали), но первый был, конечно муж. Он же не знал, что я рожала, от неожиданности он даже не сразу ответил, потом рассыпался в теплых словах и поцелуях.

Тут мне добавили дегтя в бочку меда. Как только ушла моя врач, отдав распоряжение о моем переводе в послеродовую коммерческую палату, из дверей родовой выплыла та самая девица, что отдавала мне ребенка, и потребовала, чтобы я срочно звонила родственникам, чтобы они приезжали отблагодарить бригаду, потому как плачу я своему врачу а она (дословно) "с нами же не поделится". Честное слово, мы бы и так нашли возможность сказать спасибо всем акушерам и сестрам,  но от такой наглости у меня перехватило дыхание. Я очень растерялась. Видя мое замешательство, мне еще раз настоятельно посоветовали приехать с благодарностями до 17 вечера, пока они не ушли домой. Свалили меня на каталку, как кулек и отвезли в мою палату, где началась уже совсем другая жизнь. Платное, есть платное. Пришла сестра, приветливая, как ангел. Накормила меня обедом, вымыла Николайку и переодела его в привезенные мной вещи розового и желтого цвета (бабушка надеялась на внучку, купила) J и положила мне его на грудь, оставив нас отдыхать вдвоем. Я лежала, млела и потихоньку трогала то волосы, то лобик, то ушки. Маленький спал, изредка возился потихоньку. Палата была похожа на гостиничный номер, с хорошей двуспальной кроватью (можно и папе было ночевать с нами), раковиной, зеркалом, комодом и шкафом, пеленальным столиком для малыша и кювезиком с мягким одеялком. Вечером приехали родственники. Большой компанией. Подкупили охрану и пробрались. Правда быстро убежали, чтобы нас не беспокоить, но в палате стразу стало еще уютнее от открыток, цветов и воздушного шарика, который мы привязали к кювезу.

В коммерческом отделении было хорошо, врачи заботливые, еда съедобная, очень хороший дорогой ремонт, кухня и душевые вообще как дома. Но я рвалась домой. И на четвертые сутки нас выписали.

И в роддоме, и потом все меня спрашивали про самочувствие. ЗАШИБИСЬ! отвечала я и не кривила душой. Да, меня очень сильно порезали, три недели я кормила стоя, да побаливал слегка и живот и швы, но мне было ОЧЕНЬ хорошо. По сравнению с родами, я чувствовала себя ОТЛИЧНО. Чего и всем желаю.

Кстати, помните я говорила, что звала собаку во время схваток? Так вот мама мне рассказала, что пока я рожала, он метался по дому, а когда я родила – успокоился и впервые за день поел.

А Николайка у нас – человек с числом 12. Был зачат 12 декабря, т.е. 12.12. И родился 12 сентября в 12:10.

 

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: