Роды в г. Пермь (2001)

Рассказ о родах в городе Пермь. Впечатления о медперсонале, врачах, роддоме. О переживаниях во время родов.
stub

Я жду второго ребенка. Сегодня началась 32-я неделя моей беременности.
Много думаю о предстоящих родах. На этот раз мне гораздо страшнее, чем почти два года назад. Ведь я знаю, что мне предстоит.

А тогда я старалась не думать о предстоящем. Чтобы не впитать в себя чужих страхов. Я была не самой лучшей пациенткой врачей. Мягко говоря, особого доверия я к ним не испытывала. Любые лекарства и искусственные витамины считала издевательством над организмом. А особую мрачную атмосферу поликник, где все как будто сговорились тебя напугать - вредной для здоровья своего будущего ребенка. Я даже собиралась рожать дома, но что-то меня удержало. К счастью. Первый раз я попала в роддом на 38-й неделе с диагнозом "ложные схватки".

Поэтому, когда на 42-й неделе где-то около 10 часов вечера из меня вышла слизистая пробка в роддом я не торопилась. Всю ночь пролежала с часами в руках, старась удостовериться, что схватки настоящие. Было не слишком больно, хотя они были достаточно регулярными. В семь утра я отправилась в роддом. Встретили меня  равнодушно и даже немного грубовато. Интересно, им известно как страшно бывает в этот момент женщине, которая впервые собирается рожать?

Все что я запомнила о предродовой палате - жуткий холод. Это было утром 5 февраля. На ногах мокрые тапочки (после предварительных процедур), на теле тонкий дырявый халатик с коротким рукавом (точнее без него). Меня небрежно осмотрели на кресле и сказали, что шейка закрыта. Лежи. Жди.

Следующие семь часов схатки резко усилились. Кто сказал, что они должны быть с интервалом 20-30 минут? Интервал был не больше минуты. Боль лишала самообладания.

Когда меня осмотрели снова выяснилость, что шейка раскрылась на 2 см (за 7 часов!). Я начала впадать в панику. И тут я подумала, что все делаю неправильно. Что надо заставить себя расслабиться. Что я своим напряжением мешаю ребенку продвигаться к выходу. Отсюда и боль. Я заставила себя лечь на спину, укрыться одеялом и присоединить свои усилия к усилиям своей дочки.

В голове крутилось имя "Алина". Какая Алина? Я не знаю никакой Алины. Даже имени такого не встречала. А рожать собиралась Танечку. Как бы там не было, мысли о дочери, попытки расслабиться и представить как продвигается наружу ребенок, позволяли немного ослабить боль. Так я выдержала около часа. Это очень трудная работа, настроить себя на  позитивный лад, когда ваше тело разрывается от боли и вести себя правильно. В конце концов я не выдержала.

Подскочила и начала кричать на врачей, чтобы они сделали хоть что-нибудь, что я больше не в состоянии все это выносить. Меня снова осмотрели, выяснилось, что шейка раскрылась уже на 8 сантиметров (за час!). Следующие три часа я бегала по палате, периодически выскакивая в коридор, чтобы врачи не дай бог обо мне не забыли, несмотря на три дозы снотворного и обезболивающего, которые мне вкололи по моему требованию.
Врачи приходили в ужас от мысли о том, что я могу грохнуться в обморок от лекарств (точнее от их дозы) и уговаривали меня прилечь. Я же пыталась согреться и побороть боль. Через три часа снова провели осмотр. Ничего не изменилось. Так как я уже три часа истошно орала и требовала, чтобы сделали хоть что-нибудь, мне поставили стимулирующую капельницу. Через пятнадцать минут, в тот момент когда я уже решила, что сейчас умру, на свет появилась Алина. Минут пять я приходила в себя и пыталась понять, где я нахожусь и что вокруг происходит.

Я не заметила как мне зашивали разрывы. Я смотрела в ту сторону, где взвешивали и обмывали моего ребенка. Она кричала не меньше мамочки. Когда мне наконец ее показали, я обнаружила, что обзавелась маленькой копией ее папочки. Мне вдруг стало очень смешно. Этого ребенка я отыщу среди тысячи других. Бывает же такое сходство! Так что подмена мне не грозит. Со страхом я перевела глаза на врачей, которым пришлось со мной бороться некоторое время назад. Они улыбались! Как будто бы разделяли мое счастье. И в этот момент я поняла, что на свет появился человек, которого я буду любить так, как никого и никогда не любила.

С тех пор ниточка близости между мной и Алиной выросла в прочный канат. Не рассказывайте мне, что новорожденные дети чего-то не понимают. Она заставила меня разрушить стену льда, которую я возвела вокруг себя. И научила меня любить.

Год спустя я встретила своего теперешнего мужа. Мы ждем второго ребенка. Теперь я совсем другая. Счастливая. Но размышляя о родах боюсь опять потерять над собой контроль. Муж будет со мной и это внушает мне некоторую уверенность. Но все равно к родам надо готовиться. И главное здесь не в том, какой выбрать роддом. Так получилось, что из-за того, что Алина была переношена, ей пришлось появиться не в платной палате дорогого роддома (его как раз закрыли на мойку), а в обычном районном роддоме. И я об этом нисколько не жалею. Эти роды помирили меня со врачами. И все следующие пять дней в роддоме я радовалась тому, что рядом врачи-союзники. И рада, что палата была не одиночная. Рядом были женщины, которые в полной мере разделяли мои новые интересы. Мы поддерживали друг друга, помогали, учились быть мамами, учились не бояться своих детей. Именно тогда зарождалась и крепла наша близость с ребенком. Хотя безусловно хотелось бы как-то скрасить свое поступление в роддом и время схваток. Уверена, что в теплой ванной я чувствовала бы себя гораздо лучше. Но главное - это, пожалуй, не дать себе забыть о ребенке в этот трудный момент. И объединить усилия свои, мужа и ребенка в одно целое. Тогда все пройдет благополучно. Кто знает, может быть природа именно такими и задумывала роды. Может быть женщинам так трудно справляться, потому что они обособились от двух таких важных участников процесса?

Я желаю вам счастья той особой близости, которая бывает иногда между мужем, женой и детьми. Ничто другое этого счастья заменить не может.

Ирина

 

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: