Роды в 67 больнице…экскурсия на ту сторону света.

Рассказ о родах в роддоме 67 городской больницы Москвы. Роддом, персонал, впечатления. Также на сайте рассказы о родах, рейтинг роддомов, все о беременноcти. Онлайн-консультация специалиста.
stub

На дворе стоял март, а точнее его конец. Сроки уже поджимали, так как «добрый доктор» назначил явку на 25 число, а мась просто не захотел или  скорее всего испугался, да и в принципе он был прав.
27 числа раздался вечером звонок, я взяла трубку.
Разгневанный «добрый доктор» - будем называть его в дальнейшем ДД  прокричал на том конце провода - «Быстро в больницу !!!!!»
Я говорю - «Зачем, мол, еще можно подождать немного?»
- Затем, что с местами плохо – недовольно произнес ДД  - в общем, завтра послезавтра как будет с местами  жду!!
Я положила трубку и начала соображать, интересно это что он меня стимулировать что ли собрался? Как потом оказалось, мои догадки были верны.


29 марта, я стояла по стойке смирно со своими вещами в приемной роддома.
В этой больнице, по мнению моих знакомых, были ужасные условия, зато как отзывались некоторые – хороший персонал, правда в моем случае все оказалось совсем по- другому. Да и еще там беременных из патологии отпускают гулять – это, наверное, единственный, позитивный момент из всего моего время препровождения там.

Через пол часа явился ДД явно чем- то недовольный и велел мне отдать верхние вещи папе, который меня доставил  сюда.

Я конечно спросила его почему, мол гулять можно же, а он мне сказал, а куда тебе гулять, я завтра тебя уже РОЖУ, как он выразился.
И тут я поняла – то через что я здесь пройду,  будет экскурсией на ту сторону света .

В приемном меня замеряла довольно таки приятная женщина. Она взяла необходимый ей какой то анализ крови и проводила меня в палату. Я никогда раньше не была в подобных заведениях  и поэтому наряду со страхом больница, а именно отделение патологии беременности, куда меня заботливо упек ДД, вызывало у меня даже своеобразный интерес. В коридорах было мрачно и почему- то пахло не медикаментами, а сыростью. Я не в первый раз шла по этому коридору я была здесь и раньше когда ездила к ДД на УЗИ или на анализы, но тогда я как то не примеряла эту обстановку на себе, мне казалось что это еще так далеко все, а теперь я шла навьюченная своими пакетами ( одежду я не отдала, так как хотела прогуляться этим вечером), а сзади меня уже подгоняла какая то санитарка.
- Что еле тащишься?- проскрипела она – вон давай иди в 71 палату, скоро уже обед будет.


В палате было  уже три человека.
Соседки мне попались нормальные, что немножко скрасило мое пребывание здесь. Мы разговорились,  как то на душе стало полегче,  и тут на пороге появился ДД.
- Пеленку бери и ко мне – скомандовал он и хлопнул дверью.
Я испуганная потащилась в сторону смотрового кабинета. Кабинет напоминал лазарет времен  Великой Отечественной. Шатающееся кресло и рваные пеленки, не менянные, наверное со дня основания этого    чудного заведения, навевали ужас. Осмотр был ужасным я орала на весь этаж, мне казалось, что  в меня всунули раскаленный прут железа.
- Ну что ты так орешь, сказал ДД и усмехнулся – это еще даже не цветочки, сказал он, снимая со своих пухленьких коротеньких пальчиков перчатки.


В палату я влетела со слезами на глазах и заплакала.
Соседка присела ко мне на кровать и спросила
- А ты что мать у него наблюдалась, по блату что ли ?
- Да – сказала я.
- Ну, тебе не повезло, потому что женщина для него, рабочий материал после его осмотров  все плачут.
Я в голове проклинала знакомых которые нам его насоветовали, но обратного хода уже не было.


Вечером мы вырулили выгуливать свои пузики вокруг корпуса. Чтобы выйти на улицу нужно было пройти по какому то подвалу,  где с потолка текла почему то вода и  потом около корпуса как то обрулить  раскопанную теплотрассу.
Мы направились в ближайший магазин, где я дабы поднять себе настроение накупила всякой вкуснятины и нажралась ее на ночь. Ночью я спала плохо, не спалось, как говорится перед боем, кровать ужасная. Матраса почти не было на ней, очень жестко и холодно.


В половине седьмого утра нас разбудила полупьяная медсестра и потащила всех в холл мерять давление. После этой процедуры нам удалось еще какой то время подремать перед завтраком, если это можно так назвать,  а потом появился ДД и тут я поняла,  он пришел за мной.
- Так пеленку и ко мне.
Я с дрожью в коленках пошла на очередную экзекуцию.  Орала так же  как и вчера, потому что было нестерпимо больно.
Своими толстенькими коротенькими пальчиками он буквально раздирал меня на части.
- так ладно скоро за тобой придут, а пока иди в палату.
В палате  мне не сиделось, не лежалось, не стоялось я безумно боялась предстоящей стимуляции, была наслышана, что схватки гораздо болезненнее,  когда тебя пичкают этой дрянью.


Тут пришла  медсестра и потащила меня на клизму. Да забыла сказать, что  у них не было горячей воды во всем роддоме и в ближайшее время не предвиделось. Сделав мне вливания холодной водой,  она, осмотрев меня, сказала – ладно брить не буду иди мол в туалет,  он там за  соседней дверью, и я понеслась туда. Потом я собрала свои вещи, отдала их девчонкам и отправилась на третий этаж в родильное отделение. Родильное отделение имело цыплячью,  желтую окраску и почему- то было очень мрачным.
Меня провели по коридору, и  я попала в предродовую палату, где стояло 10 коек.


Тут нарисовался ДД .
- На кресло - скомандовал он и меня потащили в другой кабинет - там  он мне начал раздирать пузырь .
Мне много рассказывали что это абсолютно не больно, но я выла так, как будто из меня вынимают душу. Вцепившись в руку стоящего рядом молодого ординатора, я голосила на весь родблок и звала маму. Недовольный количеством моих вод ДД отправил меня на одну из коек и сказал дежурной акушерке вколоть мне  фон. Акушерка оказалась пожилой очень доброй и ласковой женщиной, рядом с ней было как- то спокойно и хорошо.
Осматривала она практически безболезненно  и даже называла нас всех дочками, что очень бодрило. Рядом на соседней койке голосила девчонка с полным раскрытием, и ее просили тужиться, чтобы показалась голова.
Она  орала так как будто ее  раздирают на части ( как потом объяснила  она  со страху), но тогда я ужасно испугалась. Напротив я увидела девчонку из соседней палаты и мне стало полегче,  ну хоть знакомое лицо.
Через некоторое время мне вкололи ее фон и Но-шпу и потащили снова на кресло  к ДД.


Он орал на меня говорил мне, что сейчас все бросит и уедет,  а у меня ручьями лились слезы. Недовольный моим раскрытием он попытался проникнуть в меня поглубже видимо хотел подрастянуть на схватке (и это на живую)!!!!!!! Я чуть не потеряла сознание.


Я смотрела сквозь слезы на больничные стены на врачей на бардак и антисанитарию, которая окружала меня, и  мне хотелось безумно к своему мужу, мне казалось, что этот кошмар никогда не закончится. А тем временем схватки становились больнее и чаще.  Акушерка мне дала какую то таблеточку под язык, сказав, что я плохо рожаю.  Да конечно как же хорошо если роды почему то с переносом в два дня вызывать начали , дал бы мне самой родить и хорошо бы рожала ..


Становилось все больнее и больнее.   ДД еще раз осмотрел меня  и сказал, что слабая родовая деятельность, что уже прошло несколько часов, а раскрытия практически нет никакого.  В меня запихнули еще какую то таблетку и  сказали ждать. Напичканная стимуляторами я  стояла у окна и опиралась на спинку стоявшей рядом кровати, так  было легче переносить схватки, которые были уже как одна большая. ДД снова потащил меня на кресло  и сказал,  что пузырные оболочки сошлись на голове у ребенка и не пускают голову, и попытался еще раз разодрать пузырь. Лежа на кровати и вытирая слезы, я думала,  ну ни фига себе не пускают голову, а по чьей вине не пускают, то сам же и прокалывал мне,  значит криво проколол, а я с ребеночком страдаю уже 8 часов.


Найдя в себе силы, я  позвала ДД и сказала, что если мне сейчас не дадут эпидуралку, я сдохну тут. Он взял у меня телефон мужа и  удалился  на некоторое время. Как потом оказалось он позвонил и сказал – Ваша жена не может сама родить либо ее кесарить, либо далать эпидуралку и раскрывать вручную, муж сказал ему, мол кто врач ты или я, и что ты от меня хочешь, на что ему прямо было отвечено – еще 100 долларов для анестезиолога.
После он вошел с анестезиологом и начали они мне объяснять, что такое эпидуралка. Я уже не соображала ничего, я так устала от боли что мне было все равно, что это такое, лишь бы все быстрее закончилось.


Меня перевернули на бок и  несколько раз вкололи что то в позвонок а потом прилепили на плечо катетер и сразу стало так хорошо, боль исчезла совсем, я расслабилась.
ДД скомандовал снова – перевернись теперь на спину.


И тут я поняла, что я не могу этого сделать, так как у меня отнялась нижняя часть тела, а сил подняться на руках у меня уже не было. Меня перевернули, одели на пузо датчик подключили к аппарату для измерения давления и  попытались накрыть пеленкой ноги.
Тут мне показалось, как будто с меня снимают шкуру.
Не знаю уж, что случилось, то ли у меня такая переносимость препаратов оказалась, то ли доза велика, но у меня обострилась чувствительность всех нервных окончаний, на коже ниже груди и любое прикосновение вызывало ужасные ощущения.
Я думала, что начинаю сходить с ума. В один момент я сказала вообще акушерке, что сейчас умру. Она улыбнулась, погладила меня по голове и сказала  - все будет хорошо, скоро все закончится. Так я пролежала еще какое-то время  с капельницей.


Через меня прогнали литр глюкозы и пол литра еще какой то дряни  стимулирующей , потом лекарство стало отпускать и мне добавили еще .
Прискакал через полчасика ДД и  залез в меня. Я ничего не чувствовала вообще и он раскрыл меня на схватках почти полностью, а потом  мне не стали вкалывать еще,  а  оставили тужится на живую. Буквально через 10 -15 минут меня повезли на кресло, я уже была совсем не вменяемая и не то что тужиться, говорить еле могла.


ДД хлестал меня по щекам  и орал, чтобы я пришла в себя.  В приказном порядке велел тянуть ногу  к себе и голову к груди, а я поднять то еле могла голову. Стоящий рядом  ранее  растерзанный мною ординатор  помогал мне тянуть ногу, а второй голову. ДД метался как ненормальный, а акушерки что- то колдовали там у меня. Потом ДД навалился мне на живот, а на следующей потуге взял ножницы и резанул промежность.


На этом все закончилось. Мне показали мое солнышко , он был такой маленький такой сладкий, что я чуть не расплакалась. Потом меня повезли штопать…  Шили с новокаином, но такое ощущение было, что без него.
В операционной было очень холодно и как- то сыро как в склепе и мрачно.
ДД, что то мурлыкая  себе под нос, штопал меня. Тут прибежали мои ненаглядные ординаторы и сказали что муж мой под окнами там уже скачет.
Медсестра принесла мне завернутого пупуська и  поднесла мне его поцеловать.


Я почувствовала себя самым счастливым человеком на свете, потому что у меня есть любимый сын от любимого мужчины, который несмотря на то, что  рано на работу, не выдержал и в половине второго ночи  прискакал под окна роддома. Здесь ему было легче, так он был ближе к нам. Потом меня вывезли на каталке в коридор и  принесли мобильник. Два часа я лежала с куском льда на животе и названивала своим родным и друзьям несмотря на столь поздний час.


Очень сильно кружилась голова и заплетался язык,  от  количества прокапанной мне жидкости я просто- на просто описалась на каталке.
И   акушерка, та самая, какая была с нами все это время, поменяла мне тряпки и собственноручно отвезла в палату. В палате оказалась и та самая девчонка, которая орала, когда я пришла только в предродовую и еще одна девочка из соседней палаты, а потом привезли еще одну девчонку, которая поступила когда я была уже где то на середине процесса. Конечно никто не спал и  мы стали обсуждать особенности произошедшего почти до самого утра.
Все было уже позади…

В половине шестого утра я проснулись  от голоса медсестры, которая пришла чтобы померить нам температуру и давление. Затем в   половине девятого подкатили телегу с завтраком, раздали какую то резиновую кашу и что- то похожее отдаленно на кофе с молоком. В общем, кормили нас чем попало,  а чтобы принести в передачке нечто более похожее на человеческую еду, товарищи таможенники, как мы их называли, в бюро передач требовали деньги.
Я в основном ела то, что мне привезли родители и муж, хотя аппетита не было вообще, хотелось только пить. В это т же день прискакал анестезиолог  и притащил мне две пачки таблеток, измерил давление и ускакал. Он, почему-то,  был убежден в том, что давление у меня должно быть 120 на 60 как у космонавтов, хотя я ему пыталась объяснить, что я  всю жизнь живу с 90 на 60.

Целый день пила эти таблетки, он  сказал  для нормализации  давления  день прошел в принципе нормально, не считая того, что в послеродовом отделении не было вообще душа и не было горячей воды, а швы надо было как-то обрабатывать. Для этого нехитрого занятия было предусмотрено ведро с кипятком  в коридоре и  банка концентрата марганцовки в туалете на баке с мусором. Кипяток заканчивался быстро, и иногда приходилось это делать холодной водой. В туалете была вечная грязь и вонь, по полу была разлита марганцовка в перемешку с мочой и стоял ужасный запах крови.


Вечером нам принесли детей.
Перед тем как это было сделано, прискакал ДД и сказал, что  соски надо мыть с детским мылом перед каждым кормлением и мазать зеленкой,  надевать косынку и  протирать руки спиртом. После парочки таких процедур, которые приходилось делать при помощи ледяной воды  лично у меня начала болеть грудь, от зеленки сохнуть соски и я на это забила (на зеленку). На полу в палате было жутко грязно, а из-под оконной рамы очень сильно дуло и нам приходилось подкладывать туда пеленки, чтобы не простудить ни себя, ни малышей.


На кроватях спать было достаточно сложно, так как они представляли из себя  железные решетки из прутьев, которые даже не пружинили. Сверху лежал толщиной сантиметра в три ватный матрац, а поверх него простыня и клеенка, на которую клалась пеленка, которая вечно съезжала,  и в результате, пол ночи приходилось спать на чем то холодном и жестком. Спать нам приходилось в носках и в халатах , за что нас ругали говорили, что сидеть то в халате на кровати нельзя,  а тем более спать.  В общем, условия были неоправданно жесткие, врачи, санитарки и медсестры считали своим священным долгом отчитывать нас при каждом своем появлении в дверях палаты за то, что мы сидим в халатах , за то что стоят цветы,  почему то  цветы в палате у них как- то  отождествлялись с процессом гниения.


А еще при обходе каждый медик, заходящий к нам в палату по утру считал своим долгом понадавливать нам на живот  и отчитать за прокладки и трусы, хотя нам  разрешили ими пользоваться, так как объяснили, что пеленок  на всех не хватает!!! В общем, в таком кошмаре мы  продержались три дня.
Я принимала все как неизбежное, а чувство приближающегося финала  вселяло в меня оптимизм. Выписывать меня собирались, как первородящую, на шестые сутки, так у них заведено, Они считали, что если выпишут меня на пятые, то у меня обязательно начнется что-нибудь ужасное, а принять меня обратно у них не будет возможности!!!


В общем, так я продержалась три дня, а на четвертые сутки меня прикрыли психи. Вечером четвертого дня, замерзшая, не выспавшаяся , да к тому же у меня уже начало болеть горло и начались ужасные головные боли, я могла только лежать, а когда вставала или сидела даже глазами шевелить было больно , видимо скакнуло давление, я  взвыла. В общем, я твердо решила - все ухожу завтра по любому, чтобы это мне это не стоило. Ухожу  на пятые сутки, тем более накануне, проходя мимо поста я увидела поддатую медсестру и санитарку и мне стало еще хуже я ужасно переживала за деток как они там   не замерзли ли они и сытые ли?

С утра, часов в 5, меня разбудила медсестра и стала снимать швы. Потом пошло все по плану: температура, давление  (зачем мерить его в половине шестого у только что проснувшегося человека, я так и не поняла), детки, кормление, завтрак  и вот он  долгожданный обход, где я и сказала  дежурному врачу, что мы сваливаем под расписку. По неизвестным мне причинам, она начала говорить, что я обязана остаться еще на день, что я ее подвожу и так далее, и если я уйду, со мной обязательно что- то случится.


Я заплакала, сказала, что я больше здесь не могу, что у меня  болит горло, что болят все кости от кровати, и в конце концов я хочу помыться после родов. Ей это жутко не понравилось и она сказала, что хочет посмотреть мой шов,  посмотрев его, она сказала, что он у меня плохой и мне то уж точно надо остаться, мол, я приду домой и он разойдется, хотя я знала, что это не так.
Я набралась мужества и сказала,  что я здесь не останусь вот моя расписка, а если разойдутся, как она говорит – зашью еще раз! Она фыркнула и поскакала звать нашего лечащего врача, то есть ДД. Потом влетел ДД и сказал,  что  я могу сегодня выписаться, если хочу, и ушел.


Забирали из роддома меня мои родители, муж не смог пропустить работу он приехал покрутился под окнами и уехал, так и не дождавшись когда меня выпустят.


От роддома я отходила долго. Мучили ужасные головные боли, с ребенком носились наперевес по очереди мои родители и родители мужа, я вставала и тут же падала, не могла ни есть, ни пить - все лезло наружу.
Мама моя, человек имеющий отношение к медицине, узнала на работе что это последствия неграмотно выполненной эпидуралки. Свекровь звонила в гинекологическую скорую ей сказали, что это бывает, это проходит   надо пить горстями обезболивающие, что собственно я и делала. Через неделю только я была так сказать в строю.  Слава Богу, что это еще закончилось в принципе хорошо.
После роддома я еще долго лечила ребенку коньюктевит на глазу и мазала кремами опрелости.

В общем, что я хочу сказать вот что.  Здесь я написала обо всем, что произошло со мной в роддоме одной из московских больниц совсем недавно и я сначала не хотела называть ни ее номер, ни тем более «врача», но все же я решила написать где это было - это 67 больница, а ДД - Славин Александр Григорьевич. Я рожала не по конракту, это была личная договоренность, по блату так сказать…


Я поняла одно, что туда я больше не вернусь никогда. И очень хочу чтобы вы знали кому НЕ НАДО доверять себя, свое здоровье и здоровье и жизнь своего ребенка. Я надеюсь и верю, что мой рассказ поможет кому - нибудь избежать того, что случилось со мной и вы не попадете к такому ДД.


Вообще то роды это одна большая лотерея и ни у кого они одинаково не проходят.
Девчонки, будущие мамашки, если мой рассказ вас чем- то напугал, прошу вас, не бойтесь, каждая женщина индивидуальна  и одинаковых родов не бывает, так же как одинаковых людей на  земле.
Всем удачи и здоровеньких хорошеньких деток.

Мама, своего любимого сыночка.

 

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: