Подарок на 8 марта

Рассказ о родах в ЦПСиР. Также на сайте все о беременности и родах, рейтинг роддомов, консультации он-лайн акушеров,гинекологов, педиатров, генетиков, психологов, форум, доска объявлений
stub

За десять лет я уже позабыла, какое это счастье быть беременной. Спать, смотреть телевизор, ходить в гости, и все это время ощущать, что внутри тебя растет кто-то, кому суждено стать одним из самых главных «Человеков» в твоей жизни. Единственное, что омрачало мои радостные предчувствия, это вычитанная фраза из книги Серзов, что «роды – это лотерея, и сложно ожидать, что кому-то может повезти в этой лотерее дважды…»


По логике, со вторыми родами мне ничего хорошего «не светило», ведь в первый раз мне уже «повезло». Пока я ходила с пузиком, пропустив все разумные даты, роддом, где я договорилась с врачом, закрылся на мойку. Поэтому, когда все-таки настал и мой черед, я оказалась в обычном районном заведении, которое стояло напротив моего дома. Но нежданно-негаданно отсутствие знакомств и, как следствие, минимум врачебного внимания, подарили мне роды без вмешательства или «чистые» роды, которые широко пропагандируются теми же Серзами. В роддом я пришла около четырех часов утра с регулярными, но несильными схватками и раскрытием в три сантиметра. К одиннадцати часам дело не сдвинулось - раскрытие увеличилось лишь на полсантиметра. Любой нормальный врач в этой ситуации должен был бы принять меры и ускорить процесс. Но «нормальному» врачу в ту смену было, к счастью, не до меня – она и заглянула-то ко мне всего один раз, чтобы сказать, что родовая деятельность затухает и меня, вероятно, переведут в «патологию». Поэтому, когда двадцать минут первого дня у меня отошли воды – я немного растерялась. «Вы знаете, я уже рожаю», - крикнула я пробегавшей по коридору акушерке. Та оценила ситуацию, не сходя с места: «С таким выражением лица не рожают – это у тебя подготовительные схватки». Хорошо девочка-санитарка, мне почему-то поверила, и позвала старшую акушерку. Та сначала глянула в карту, где прочитала про «затухающую родовую деятельность», а потом в меня, где увидела прорезавшуюся головку. Меня еле успели затащить на кресло, и в час родился сынишка. Врач пришла позже на крики, но уже не мои, а ребенка.
Второй раз мне очень хотелось родить так же – самой, без стимулирования, обезболивания и разрезов.

Я долго выбирала по Интернету, где и с кем рожать. И остановила свой выбор на ЦПСиРе и Зябликовой Раисе Владимировне. А еще, начитавшись целой горы литературы, я хотела приехать в роддом в самом разгаре процесса с интервалом между схватками в пять-семь минут, чтобы просто не дать врачам время проделать со мной что-нибудь «не то». При этом надо сказать, что мой муж машину не водит. Так что где-то с 38 недели беременности телефон платной скорой висел в нашем доме на самом видном месте.


Живот болел внизу, как при месячных, но  как-то весьма терпимо. На следующий день в воскресенье мой замечательный врач дежурила в родблоке, и мы поехали к ней проверяться на кардиомониторе, как там чувствует себя моя девочка. Заодно доктор посмотрела меня на кресле, оказалось, что шейка матки активно готовится, и раскрытие уже полтора сантиметра. «Но это еще, конечно, не роды», - сказала она мне напоследок.


Восьмого марта я проснулась около пяти утра от весьма болезненных ощущений, словно на мой живот уселся борец сумо. «Кажется, роды!» – обрадовалась я. Но не тут-то было: как только я встала с кровати, схватки стали идти секунд по десять вместо сорока пяти, и совсем не такие сильные, как раньше. «Ага, снова подготовительные», - поняла я, так как знала, что при смене положений настоящие схватки усиливаются, а предвестники, наоборот, затухают. И так как лежать я не могла, то села играть за компьютер. При этом я засекала время между схватками: они шли каждые десять минут с одинаковой интенсивностью и болезненнее не становились. Потом проснулся муж и предложил вызвать «Скорую. Мне в такое праздничное утро совершенно не хотелось ехать куда-то на «Скорой»: «Давай не будем смешить людей – я только вчера была в роддоме с этими же симптомами. Так и будем каждый день в приемный покой мотаться?» В итоге муж с сынишкой вручили свои подарки в честь Женского дня, и мы даже попили «праздничный» чай, как будто со мной ничего особенного и не происходило.


Где-то в десять утра муж, видя, что я ничего делать не собираюсь, а схватки-то все идут, настоял, чтобы я позвонила врачу посоветоваться. Я описала свое состояние, и Раиса Владимировна предложила подъехать в роддом еще раз «посмотреться». Мы оделись и поехали – я, естественно, за рулем. Дороги в праздник были свободные, только когда, тащась в правом ряду, мы упирались в зад какой-нибудь машины, двигающейся со скоростью тридцать километров в час, сынишка шутил, что, видно, дядя впереди едет тоже со схватками, только более сильными. (По дороге в роддом мы решили завезти сына «на всякий случай» к бабушке с дедушкой и еще умудрились даже купить им цветочки).
В ЦПСиР мы приехали в начале первого. Дежурный врач посмотрела меня и сказала, что раскрытие всего 3 сантиметра, и я, ура!, рожаю, но нахожусь в самом начале пути. Пока сделали все процедуры, в родблок мы с мужем поднялись где-то только в полвторого. Муж долго сомневался, стоит ли ему присутствовать, но я очень просила, чтобы он побыл со мной хотя бы в самом начале, так как без компании я там просто сойду с ума от скуки.

Где-то минут через десять приехала мой врач. Раскрытие было уже 5 см, она проколола плодный пузырь, сразу стало больнее, так что я начала и дышать «по науке», и тереть свою поясницу. В два часа возник вопрос об эпидуральной анестезии. «Время думать у Вас до полтретьего, - сказала Раиса Владимировна, пока я схожу в патологию, - так как потом уже раскрытие будет полным». «А может все-таки согласиться? – спросила я мужа в десять минут третьего, несмотря на твердое решение рожать без обезболивания, - я же не героиня терпеть это» Это была моя последняя разумная фраза, так как через несколько минут мне страшно захотелось в туалет. «Ага, последствия санитарной обработки в приемном покое, - сообразила я».

И тут что-то распиравшее меня изнутри стало таким сильным, что я только успев крикнуть: «Черт, меня тужит, но этого просто не может быть», вскочила с кровати, и, сдернув с себя датчик кардиомонитора, побежала в туалет. Конечно, это было форменное безобразие – я же была такая подготовленная роженица. Я должны была лечь расслабиться, начать дышать, как собачка. А вместо этого,  встав на колени и  вцепившись руками в кровать, я истошно выла. Буквально спустя несколько минут передо мной оказалась Раиса Владимировна (на крыльях что ли прилетела из другого отделения?), которой удалось меня успокоить и даже уложить на постель. «Все, уже головка,- радостно возвестила она, - Ты не волнуйся: если мы не успеем подготовить кресло, примем роды прямо на кровати». Тут вокруг засуетилось кучу людей – кто-то принес инструменты, кто-то побежал за акушеркой. Я все-таки успела залезть на это кресло, но тужиться, несмотря на домашнюю подготовку, у меня уже совсем не получалось. «Давай, давай, - кричали и врач, и акушерка, - ребенку плохо в родовых путях, он там страдает». А я никак не могла собраться - все-то раза два напряглась, как маленькое скользкое тельце выскользнуло из меня, и мою дочку синюю, мокрую, но такую тепленькую и уже почему-то родную, положили мне на живот. Я даже не успела почувствовать, как она появилась на свет. Девочка родилась 3770, 54 см, 9/10 по Апгар. У мужа были похожие эмоции - когда спустя минут десять, как прибежала Раиса Владимировна, он услышал детский плач, то сначала даже не обратил на это внимание. И только потом понял, что в том крыле, откуда доносился крик младенца, кроме меня, рожениц не было. Сразу после родов мне дали наркоз, так как открылось небольшое кровотечение, а очнулась я оттого, что муж держал мои ледяные ладони в своих - как и большинство рожениц меня бил озноб. Потом я лежала на каталке в коридоре и, включив мобильник, принимала поздравления с Восьмым марта, попутно рассказывая, что час назад у нас родилась дочка. В положенное время меня отвезли в палату, и муж прикатил нашу кроху из детской. Она лежала в своем прозрачном кювезе, и мы даже не могли поверить, что еще утром это было для нас обычное Восьмое марта, и что роды прошли так быстро – спустя два с половиной часа, как я припарковала свою машину и через двадцать минут, как мне стало действительно больно. 

Часа через три я встала с кровати. И, несмотря на то, что ребенок родился не маленький, и кровопотеря была большая, чувствовала я себя так, будто не рожала - голова не кружится, нигде ничего не болит. И благодарить за это я могу только своего врача – Зябликову Раису Владимировну и акушерку (кажется, Розу Ивановну). Все три дня я с дочкой провела в роддоме вместе, а потом просто села за руль своей машины, и мы вчетвером с мужем и сынишкой поехали домой жить уже новой семьей.

 

Рассказчица не представилась.

Копирование любых материалов без согласия администрации запрещено!

 

Больше статей по теме раздела Рассказы о родах:

Замечательные роды в Белгороде

Роды в 4 роддоме

Роды в Новосибирске

 

Подробнее о ЦПСиР

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: