Мой рассказ о родах при 7 ГКБ

рассказ о родах при 7 ГКБ
stub

Бывает... Живешь в мире. который так привычен, где все уже расставлено по своим местам, где есть планы на ближайшее и перспективное будущее. Рано встала, впереди сумасшедший, насыщенный день, говоришь себе:"Все получится...обязательно получится"... И один мааааленький поворот судьбы может поменять все в долю секунды и счастье становиться таким близким и таким долгожданным.

 

Ничего не предвещало ярких жизненных перемен. Все шло своим привычным чередом, лишь маленький огонек надежды согревал холодный поток безумных мыслей. Но вот безумный поток эмоций – радостных, волнующих, пугающих захлестнул в мгновение. Во мне зародилась новая жизнь…

Конец января

Я металась по крохотной ванной с тестом в руках. В голове крутилось Я беременна?, Я? Беременна? Я БЕРЕМЕННАЯ!!!

Потом, вся в чувствах вбежала в комнату и кинулась к спящему мужу – Сколько полосочек видишь?

-Полторы…

2 февраля.

Была на УЗИ. Беременность 5 недель. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, когда я увидела маленький пульсирующий комочек на мониторе.

«Вот он, видишь? Прикрепился и пульсирует».

Конечно, вижу. Мой маленький и уже такой родной.

12 февраля.

Нам уже 6 неделек. А беременность уже получается 8 недель.

Чувствую себя прекрасно. Правда нервная какая-то стала, себя не узнаю. Впадаю в истерику по поводу и без. Идет активная подготовка к свадьбе… А нас уже трое. Даже не верится.

4 марта отпраздновали веселую свадьбу. Малыш, теперь папа и мама стали мужем и женой.

16 марта.

Сегодня нам 13 неделек. Меня беспокоит, что животика пока совсем не видно. А так, я уже чувствую свою кроху.

18 марта.

Была на УЗИ. Малыш уже такой большой. Его(ее) уже называют плодом. Я видела его на мониторе. Зайка! Маленький, сосет пальчик и трет глазки. Глуповатая улыбка не сходила с моего лица. Врач сказала, что он (она) будет длинненьким. Она пыталась разглядеть пол малыша. но кроха отворачивался и отмахивался ручками. Я так его люблю!

У меня уже растет животик.

30 марта.

Вот и 15 неделек!!! Маленький. но праздник. Я чувствую все более усиливающиеся шевеления малыша. Здорово! Пузик растет!!!

5 мая.

20 недель. Вчера малыш по-настоящему меня толкнул. Я уже чувствую его(ее) очень хорошо, особенно внизу живота, как будто он топает по мочевому пузырю.

А перед сном папочка положил руку на животик и его кааак пнули. Он почувствовал малышика – познакомился с ним.

22 мая.

Мы были на УЗИ. У Нас будет Мальчик – Андрюша!!! Какой же он сладкий – сосал кулачок, махал нам ручкой, кувыркался и пинался.

19 июля.

Нашла потрясающего врача, с которой решила рожать – Шарова М.Л.

 

 

18 августа.

35 недель и 35 дней до ПДР. Стало тяжело ходить. Тянет низ живота, иногда он сильно напрягается. Видимо это тренировочные схватки. Или Схватки Брекстона-Хикса. Скоро ведь совсем…

Честно скажу – боюсь.

Страшновато становится. Не боли даже боюсь, мне просто тревожно. Хочу, чтобы с малышом все было в порядке – в этом весь страх.

А так, малыш стал большой – пинается, толкает ножкой так смешно в правый бок. Я его ловлю за ножульку, а он смелый, держит ее, не убирает. А слева он попку выпячивает – так смешно.

3 сентября.

Были первый раз на КТГ. Все хорошо, только схваточки уже рисуются вовсю. Врач сказала, что долго не прохожу. Максимум пару дней.

Мама спросила меня, когда как я думаю я рожу.

- Я думаю 18, мам. Мы так с Андрюшкой договорились.

5 сентября.

Была у своего врача М.Л. Она меня посмотрела и сказала, что раскрытие уже 1,5 пальца и пробка отходит. Сегодня уже были бурые выделения. Живот тянет и напрягается. Ждем…

17 сентября.

Сегодняшняя ночь была уже совсем бессонной. Я просыпалась от сильной боли и засекала время. Меня схватывало каждые 15 минут. Когда я завтракала, мама заметила, как я напрягалась и сказала, что  это уже не «тренировка» и мне пора звонить врачу. А я все боялась, что снова ошибусь. Ведь 3 сентября мне сказали, что я рожаю, а я вон сколько проходила. Но Денис с мамой настояли, чтобы я позвонила МЛ, что я и сделала. Марина Львовна спокойным голосом сказала, чтобы я не волновалась, собиралась и ехала в роддом, только вот она подъехать пока не сможет и меня там встретит другой врач – Елена Михайловна. Я разнервничалась: Как же так? Мы ведь договаривались, а теперь как меня там примут? А у меня и родового сертификата нет. В общем, запаниковала сильно. Но мама меня быстро успокоила. Она позвонила МЛ и они обе материнскими голосами привели меня в чувство. Мы поехали с Денисом в роддом при 7 ГКБ. Пока ехали схватки усиливались, а промежуток оставался таким же 10 - 15 минут.

В приемном отделении меня встретила веселая женщина с пирсингом в брови – Елена Михайловна. Она меня посмотрела и дала команду медсестричкам оформлять меня в родовое отделение. Посмотрели на УЗИ – малыш низко. Я переоделась в шикарный больничный халатик размеров так на пять больше меня и вышла попрощаться с мужем. Чмокнула его в щечку и пошла рожать.

В приемном я провела больше трех часов. Никто за мной не приходил, а я сидела на банкетке и горевала, думала, что все про меня забыли. Позвонила МЛ, она меня приободрила – сказала, что скоро за мной придут и положат меня в бокс отдельный. И наконец, вышла пухленькая сестричка, взяла меня под руку и повела меня в родовое отделения.

Ничего так местечко! Слышу стоны, крики – как надо все. Завели в палату, в которой лежали 5 девушек и все под капельницами. Как же они стонали! Мне было так жалко всех. Одна даже пела, представляете?! Каждую схватку – Аве Мария! Смешно так, а я себе говорила: «Еще посмотрим, как сама запою». Потом меня привели в бокс, дали кучу пеленок, с которыми я не знала, что делать и сказали ждать. Я легла, обложившись всей этой кучей, и стала ждать. Время было 18:00.

Минут через 40 ко мне заглянула Елена Михайловна. Счастью не было предела. Я ей сказала, что меня уже так прихватывает, видимо скоро уже рожать. Она ухмыльнулась и сказала, что лучше бы мне поспать, силов, так сказать набраться, и ушла. Ну вот, я опять одна. Схватила телефон и давай строчить смски. Дениска (муж мой) меня подбадривал, говорил, что все будет прекрасно, что я умничка, ну и тому подобное. Я помню, как в бокс напротив вкатили девушку, которая уже вовсю рожала. Ей говорили тужиться, а она рычала и кричала, говорила, что больше не может. Как я за нее переживала, а через 15-20 минут я услышала первый крик ее малыша и счастливое – «мальчик мой, наконец-то!» Надо сказать это меня очень ободрило. Не верилось, что скоро и я смогу поздороваться с Андрейкой.

Время 20:00. Никто не приходит. Схватки вроде бы усиливаются, но как-то не прогрессивно. Решила немного поспать. В половине девятого заглянула Елена Михайловна. Села рядом и начала вместе со мной ждать схваточки. Как назло, когда она приходила, у меня все прекращалось, только она уходит – процесс пошел. Мне дали приказ спать. Долго правда поспать не удалось. Все же схватки усиливались и глубоко в сон я не могла погрузиться, боялась, что пропущу важное событие…

21:30 мы пошли на кресло. Осмотр во время схваток – это, я должна сказать, самая экстремальная часть родового процесса. Особенно «приятно» было услышать, что раскрытие как-то особо не изменилось и что я халтурщица. Елена Михайловна спросила стоит ли мне прокалывать пузырь, на что я ответила категорическим отказом. Пущай плавает, если ему там хорошо. Все должно быть естественно. Я еще немножко полежала. Потом сходила на экскурсию в палату, где «пели» девушки(там был единственный туалет на все отделение родовое). Насладилась местной оперой, солисткой которой мне предстояло стать. Схваточки усиливались, становилось очень больно и тут меня осенило – мне клизму-то не сделали. Пошла искать медсестру, чтобы напроситься на эту экзекуцию. Встретила Елену Михайловну, которая была крайне удивлена моим променадом по отделению в акробатической позе буквой «Зю». Она направила  меня на очистительную процедуру вниз. Там меня встретили две сердобольные бабули. Они меня громко жалели, гладили по голове и говорили, что это жестоко так поступать с роженицами. ОХ, еще как жестоко. Едрит, твою дверь – какая же романтика со схватками, да на горшок. Зато крайне приятно было принять душ. Я поблагодарила сердобольных старушек и отправилась «Домой» в палату. Еще немножко полежала, потом принесли КТГ. Я была так рада, будто мне телевизор плазменный утанавливать собираются. Просто скучновато вот так лежать и ждать, а тут хоть сердечко послушаю Андрюшкино – вот развлечение-то! Около часа слушала, думала так никто и не придет. Заскочил на лету какой-то молоденький толи врач, толи практикант и сделал КТГ потише, чтобы я поспать смогла. Я и задремала..

На процедурки! – зашла Елена Михайловна

Какие еще процедуры? Пойдем, говорит, уколемся!

Ничего себе – думаю -  вот это роддом! Со всеми, так сказать, удовольствиями… И снова в оперную палату. Там концерт был в самом разгаре, никто уже ни на что не обращал внимание, какие там комплексы! У меня внутри все сжималось, когда они кричали, мне просто было их очень жалко. Вообщем,  мне сделали зачем-то какой-то спазмолитический укол, как потом выяснилось это была но-шпа и отправили спать. Правда еще разок, для точности, меня посмотрели на кресле. Рано! Время около 23:00. Ну спать, так спать – подумала я и заковыляла обратно…

Просыпайся, красавица. – снова Елена Михайловна! Я так хорошо уснула, даже проспала схватки. Она смотрит на меня и удивляется – Какже ты, спишь-то? Уже больше трех часов прошло, ты рожать-то собираешься?

-Собираюсь… А я так сладко спала.

И мы отправились на кресло. У меня оказывается уже приличное открытие, воды не отошли, и Елена Михайловна решила мне вскрыть околоплодный пузырь. Что-то я так испугалась, когда увидела этот крюк жуткий. Совсем не больно и горячая жидкость заструилась по ногам. Почему-то ЕМ назвала эту жидкость плевочком и сказала. что головка так низко, что воды все будут выходить вместе с родами. Я поблагодарила саму себя, за то, что дала организму поспать, ведь впереди было так много работы! Я была готова.

Схватки.

 

Конечно я была готова. Схватки начали прогрессировать мгновенно. Я написала последнюю sms-ку Денису – «Пузырь вскрыли, схватки усиливаются, я в родах». Сначала эта боль была вполне терпимой, я пыталась спать между схватками. Приходила дежурный врач (молодая девушка, очень приятная). Она заполняя карточку мою, задавала различные вопросы про меня, мое здоровье… А я на схватках брала ее за руку и просила подождать немного. Потом пришел тот самый молодой толи врач, толи практикант и установил КТГ. Я очень долго лежала с этим аппаратом, пыталась спать. Зашла Елена Михайловна и мы пошли на кресло. Я уже не летела, как стрекоза, а через каждый шаг останавливалась и держалась за стенку – было тяжело идти, больно. Она осмотрела меня, пожала плечами и я снова пошла в палату. Чувствовала прилив сил и энергии, несмотря на усиливающуюся боль. В палате я лежала, мне не нравилась перспектива хождения или прыжков на мячике. Снова КТГ. Я слышала, как сердечко неравномерно бьется и видела какие сильные амплитуды рисует аппарат на сокращения матки. Время летело очень быстро, я не успевала следить за стрелкой часов. Часы становились минутами, а те в свою очередь казались секундами. Неправда ли странно? Сколько читала рассказов о родах – время тянется, а у меня летело. Я разговорила с сыночком, успокаивала его, говорила. что я с ним. и во всем ему буду помогать. В какой-то момент схватки стали нетерпимыми. Я сама сняла датчики КТГ и стала погружать в какой-то родовой транс. Все вокруг стало приобретать сглаженные черты, меня перестало волновать все только сам процесс, все сконцентрировалось на мне и сыне. На очередной схватке я начала постанывать, потом стонать. И это совершенно не похоже ни на какую боль, которую я когда-либо испытывала в жизни. Это волна, которая разливаясь по всему телу, начиная с живота, размывала все мысли. Перед схваткой я просила Бога дать мне минутку на сон, еще минутку, хотя бы миг – снова эта волна. Помню перед мной стояла моя бутылочка воды, которую я опрокидывала на себя, чтобы приводить саму себя в чувство. Ужасно спекались губы, а я их зачем-то кусала. Заходила ЕМ и другие врачи, спрашивали хочу ли я потужиться. Я просила их подождать, говорила, что у  нас все идет как надо и что я их позову. Елена Михайловна села на край кровати и я ее обняла. Она гладила меня по голове а я просила у своей мамы, за ту боль, что когда-то ей причинила. Мне даже показалось в какой-то момент. что ЕМ заплакала.

Я попросила ее поставить мне эпидуралку или что-нибудь. чтобы снять боль. А она засмеялась и ответила. что когда надо было ставить обезболивание я спала как хорек, а сейчас раскрытие уже большое.

Я все ждала, когда же начнутся потуги. Боялась пропустить их. Схватки становились очень длинными, и я почувствовала, что боль успокаивается, когда я тужусь. Так вот это как! А говорили, будто в туалет хочется. Я стала звать врачей. Пришла Елена Михайловна, посмотрела меня и велела переходить в соседний бокс. Я вся расцвела. Скоро, значит уже скоро…

Долгожданная встреча со счастьем.

Всего в пяти шагах от моей палаты этот светлый бокс, а мне казалось это непреодолимо. Меня уже тужило очень сильно, схватки не прекращались, с меня все лилось. Я шла как  без ног. Медсестрам не понравилась моя испачканная ночная рубашка, и они решили меня переодеть прямо на ходу. УХ! В боксе действительно было очень светло. Да и за окном уже ярко светило солнышко, как будто заигрывая со мной. На часах было около 8:15-8:25. Я легла, и мне зачем-то поставили капельницу. Уже все равно. Пусть делают что надо.

Только я подняла глаза, как увидела святящееся лицо Марины Львовны (врача, с которой я изначально договаривалась). Она приехала ко мне! УРА! Она стала со мной говорить, что я умничка, что самое тяжелое уже позади, что скоро мы с сынишкой встретимся. Она просто заряд позитивной энергии!

Боже как я рада была видеть ее. Прямо с порога она начала меня поддерживать, говорила какая я умница, как все хорошо идет, что основной путь пройден и осталось совсем немного.

-Марина Львовна, а роды и, правда, тяжелая работа. Я уже так хочу увидеть его – промямлила я.

- Женечка ты просто молодец, помогай ему, говори, что все хорошо.

Потом МЛ и ЕМ  покинули меня ненадолго. сказали. что нужно сбегать на совещание, но пообещали в скором времени вернуться. Я попросила их скорее возвращаться. Снова схватка и уже моя «оперная партия». Схватки как цунами – накрывают с головой неуправляемой волной. Я говорила с сыном, поддерживала его, помогала малышу. Зашла медсестра и начала меня осматривать. Я попросила ее не трогать меня, сказала, что врачи уже посмотрели, что мне больно. Но она была крайне настойчива, ну и получила. Мне так стыдно было и по окончанию очередного наплыва я начала просить у не прощения. А она – бедняжка – чуть не плача начала говорить, что целый день трудится а ей за это и руки царапают и бьют… Потом решила переставить мне капельницу и сделала это так. что синичек месяца полтора с руки не слезал. Но все же ее можно понять и простить такую мелочь.

Минут через 20-30 вернулась Марина Львовна и Светлана – акушерка.  МЛ подбежала ко мне (меня как раз тужило) и закричала: «Женечка, давай моя хорошая, вижу головушку черненькую! А потом добавила: «Все, переходим на кресло».

В голове все завертелось, а тело словно зарядилось новым потоком сил и энергии. «Наконец-то!»

Я уселась или улеглась на родильный агрегат и в мои руки попали пару поручней, в которые я уверенно вцепилась, и прошептала: «Я готова». Марина Львовна командным голосом продиктовала: «Значит так, теперь слушай меня и Свету и делай все так как мы говорим, тогда все будет отлично»

-«Есть, товарищ командир!»- я подчинилась безоговорочно.

Правило было не сложным: на каждой схватке я по команде делаю вдох, тужусь и выдыхаю три раза подряд, потом отдых и на следующей схватке все повторяю. Дышала я с самого начала правильно – курсы подготовки к родам я посетить не успела, а вот конференцию читала исправно!

На кресле я не издала ни единого звука, только усердно работала, правда на последнем вдохе я рычала. Ну, так получалось, воздуха, видимо, уже не хватало и получалось такое подобие львиного кряхтения. Между схватками я мило беседовала с МЛ, ну так на полслова меня хватало, а потом говорила: « Марина Львовна, схватка пошла готовсь!» - и в пот. В какой-то момент МЛ силой наклонила мою голову к груди, и я увидела маленькую черненькую головку моего малыша, а вот и его ручка. Малыш, Боже мой. Еще немного, из последних сил и вот его поднимают надо мной. Розовый, кричащий, маленький.

- Кто?

- Андрюшенька, сыночек, маленький мой, ненаглядный, солнышко мое – Я протянула к нему руки.

- Держи свое солнышко, обними его, вы молодцы оба.

На исчезнувший живот положили его: такого теплого и мягкого, родного и уже сильно любимого. Выразить тот поток, да что я, вихрь эмоций, который был в те мгновения можно только криком, да так, чтобы весь мир слышал!

- Значит Андрюшенька,- я впервые услышала Свету, так она была сосредоточена на процессе, что ни слова до этого не выронила – родился твой малыш в 9:15.

Я гладила его, пыталась чмокнуть в макушку, но пуповина не позволяла, а он кряхтел. Он успокоился сразу, как его положили мне на живот.

Потом его взяли (когда обрезали пуповину я и не помню) и справа от меня Светлана начала его обрабатывать. МЛ попросила меня еще немного поработать – надо бы, говорит, еще плаценту родить. А я глаз от Андрюши оторвать не могу. Немного потужилась и что тепленькое вышло из меня.

 «Как пирожок», – МЛ засмеялась – «Целая, круглая и теплая!»

Света, пока обрабатывала сыночка, так ласково с ним разговаривала, и со мной тоже. Как я позже узнала от МЛ, Светлана очень строгая акушерка, мало с кем говорит, а мы ей понравились. Приятно а!

На кровати лежал мой мобильный телефон. Как я хотела позвонить Денису, но все были так заняты, что неудобно было просить. И тут Света улыбнулась мне – «Небось мужу не терпится позвонить?»

«Угу!»

Я быстро набрала его номер и, не успел он слова сказать, как я со слезами на глазах заговорила: «Деничка, 15 минут назад наш сыночек Андрюшенька родился! Ты папа!». Он стал что-то бормотать, такой счастливый и теперь уже папа. Потом позвонила мама, которую я была безумно рада слышать. Мне все это время хотелось ее обнять.

Чуть погодя пришла Елена Михайловна. Ее смена давно закончилась, а она сказала, что не могла уйти, переживала и ждала. МЛ посмотрела меня на предмет разрывов и крайне удивилась, что их не было. Только пару ссадин, которые ЕМ оперативненько зашила, и обработала.

Спасибо огромное Марине Львовне, Елене Михайловне, Светлане за такое бережное отношение, за заботу, почти материнскую, за истинный профессионализм!

Еще через какое-то время я уже лежала на каталке, рядом лежал мой сын и кушал свое первое молочко (молозиво) и счастливей нас в тот момент не было на всем белом свете.

 

С уважением,

Лазарева Евгения

 

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: