Роды в Израиле - как родилась Орталь.

Рассказ о родах в Израиле. Также на сайте все о беременности и родах, рейтинг роддомов, консультации он-лайн консультации акушеров, гинекологов, педиатров, доска объявлений, форум, чат
stub

Ну вот, кажется, и дошли руки написать свой рассказ. Боюсь, что он не потрясёт вас своими размерами, а будет предельно прост и лаконичен.


Скажу сразу, что мне казалось, что я не рожу никогда, а так и буду всю свою жизнь ходить с огромным пузом. Девочки, которые думают так же – не обольщайтесь!!! Хронической беременности, оказывается, не бывает.


Значит так. Всё началось поздней ночью. В тот день по совету нашей профессионалки Алекс я решила купить малиновое варенье и выпить с ним горячий чай, как при простуде. В магазине малинового варенья без сахара я не нашла ( у меня был гестационный диабет), подумала-подумала, плюнула и купила обычное, ничего, думаю, уже не случится, если выпью чайку с парой ложек «отравы». Вообще уже неделю я себя чувствовала ужасно! Мне с каждой минутой становилось всё тяжелее и тяжелее, я мечтала родить побыстрее, выполняла исправно рекомендации «бывалых» - мыла полы, по ступенькам ходила, вот варенье решила употребить...

Так вот, в тот вечер я ждала мужа со второй смены, он приходит в полпервого ночи. Где-то около двенадцати решила себе чайку сварганить. Сижу, значит, пью чаёк, ем бутербродик, книжку читаю – всё чин чинарём. И вот на последнем глотке этого злополучного малинового чая чувствую – как-то странно в животике потянуло. Я уже большая, в чудеса не верю, но всё равно про себя посмеялась, смотри, мол, Светка, как чаёк-то шустро подействовал! Посмеялась и ладно. Мало ли где у меня что тянет, у меня вот уже последние 9 месяцев везде тянет и всё болит, причём постоянно, это ж ещё ничего не значит. Тут муж подтянулся, покушал, упал к телевизору. Вобщем, всё как всегда, ничто, как говорится, не предвещало бури. Я решила пойти прилечь, а то вроде как ночь, а я вроде как устала, всё-таки экзамен сдавала! Да ещё и побаливает что-то. Не скажу даже, что живот, нет, скорее что-то в районе женских половых органов. Полежала 10 минут...

 Не, тоскливо, дай, думаю, выйду в эфир, может, кто ещё кроме меня не спит в столь поздний час. Выхожу – так и есть! Полуночница Тарра в мессенджере сидит, скучает. Ну как я могла позволить себе дать ей скучать?! Начала описывать свои ощущения. Мы, естественно, ржали, сквозь эти гы-гы пришли к выводу, что может я всё-таки рожаю?.. Тут к нам присоединилась Алекс и развеяла все наши сомнения – Я ТАКИ РОЖАЮ!!! Мой муж, поначалу очень скептически отнесшийся к ситуации, т.к. привык к постоянным моим стонам, стал посерьёзнее смотреть на меня, потом присоединился к нашей троице, занятой моими родами. Положил возле меня 2 мобильных телефона, включил на обоих секундомеры, чтоб я могла измерять на одном длительность схватки, на другом – промежутки между схватками. Вот так и сидела – между схватками молотила по клаве, а во время схваток вставала и ходила кругами по квартире.

 Было даже интересно – процесс был настолько чётким, я знала практически с точностью до десяти секунд, когда придёт схватка. Когда промежутки между схватками стали 5-6 минут, а сама схватка 1-1,5 минуты, мы с мужем поняли, что надо как-то шевелиться. Я на всякий случай решила позвонить в больницу, в которой собралась рожать. И хорошо, что позвонила. Мне сказали, что у них нет мест и меня не примут. Мдаааа. Весело. Я позвонила в другую больницу, в которой меня наблюдали на последних неделях с моим диабетом. Там безо всякого сказали: «Приезжай!» Мы по-быстрому собрались, благо, я, товарищ предусмотрительный, собрала сумку ещё на 37-й неделе.

 Я между схватками по-шустрому запихнула себя в своё ненавистное платье, в котором 2 последних месяца ходила, т.к. больше ни во что не влазила, позвонила таксисту, с которым договорились заранее, и, глубоко вздохнув, мы покинули квартиру. Было 3 часа ночи. До больницы ехать около 50-ти минут. Сначала ехали весело – 5 минут беседы с водителем, всякие истории, он дядька разговорчивый, а потом минута-полторы схватки. Переносить было тяжелее, чем дома, т.к. нельзя было подняться, походить, всё-таки салон автомобиля, пусть даже и навороченного «мерседеса» (я заранее искала таксиста с хорошей, новой машиной, с просторным, кожаным салоном), не лучшее место для родов.

Поначалу я тихо стонала, потом стала поскуливать – повышать голос перед незнакомым человеком было как-то неудобно. На схватках просила мужа сильно давить кулаком в поясницу – казалось, что так легче. Минут через 20 езды промежутки между схватками стали предательски сокращаться, 2-4 минуты, не больше, это продлилось минут 10-15. Я уже не поскуливала – громко истерически разговаривала, временами покрикивала, причём мне казалось, что нельзя замолчать ни на секунду, а то... Ну не знаю, нельзя и точка! А потом мой организм повёл себя совсем уж шустро: оставалось ехать последние 10 минут, и у меня прекратились... промежутки между схватками! Я орала! Как резаная! Причём не знаю точно от чего – от боли или от страха не успеть. Та же история с мужем, только что он не орал. Я краем уха слышала, как он молит Бога, чтоб мы успели. Водитель шутить перестал, молчал, но он молодец, вёл себя хладнокровно, на мои вопли внимания не обращал, другой бы вообще вести не смог. В глазах было черно, сознание помутилось, секунды казались десятками минут, я отстранённо следила за дорогой и думала только о том, сколько же ещё ехать, каждый светофор впереди селил в душе панику. Ещё никогда в жизни я ТАК не хотела в больницу!

Когда я увидела знакомую площадь возле больницы, я наконец-то вздохнула облегчённо. Охранник пустил машину на территорию клиники (ему хватило полвзгляда на меня, чтоб понять, что не стоит проверять машину – некогда!), мы подъехали прямо к дверям приёмного покоя, муж извлёк меня из недр машины, таксист пожелал удачи, и мы вошли. Поднявшись на нужный этаж, мы зашли в родильное отделение, я рухнула на конторку к медсестре со стоном: «Я рожаю!» Она же оказалась дежурной акушеркой, русская девушка по имени Анетта.

Скептически на меня посмотрев, мол, видали мы таких, ещё, небось, раскрытие полпальца, а визгов-то, визгов, как пить дать – полсуток ещё будет корячиться, - она сказала моему мужу, чтоб он спустился назад в приёмный покой с моим паспортом и оформил меня, а тебя, говорит, пошли посмотрю в приёмную комнату. Ну, пошли... Только я переступила порог этой комнаты, почувствовала первую потугу. Я так испугалась силы, с которой она пришла! Нельзя удержаться! Ты просто не можешь противостоять этому процессу. Акушерке я сквозь стоны и бесконечные свои разговоры (я так и не прекратила молоть языком!) сообщила, что всё, теперь я точно хочу рожать, уже не остановишь!

Ложись, говорит, на кровать, посмотрю. Я даже, пардон, трусы снять не смогла, она их с меня стянула вместе с одной босоножкой (вторую, как оказалось, я потеряла на пороге). Увидев своё поле деятельности, акушерка мило так меня попросила, ты, говорит, не тужься, ты рожаешь, мне надо позвать кого-нибудь, я одна не справлюсь. Не тужься! Ну сказанула! Это ж как тайфун, торнадо! ЭТО нельзя остановить! На секунду я так испугалась, что она уйдёт! Но Бог нас услышал, как будто почувствовав, что что-то происходит, зашла вторая акушерка. Я уже орала, она, видать, на крик пришла. Боль была нестерпимой, я орала, чтобы мне вкололи эпидураль! Какой, говорит, эпидураль, чудо, у тебя уже головка показалась! Не хочу, говорю, рожать без мужа, не намерена, я отказываюсь! А где твой муж? Так вы ж его в приёмный покой отправили! Ну что, говорит, не судьба, следующий раз поприсутствует. Чего?! Какой следующий раз?! Дайте с этим разобраться!!!

Тут я понимаю, что лежу в своём мерзком платье, задраном до пояса. Это что ж получается, родится моя доченька и вместо того, чтоб лечь на чистую маму, вынуждена будет лежать на грязном платье?! Снимите с меня это долбаное платье!!! Я его ненавижу! Между потугами вторая акушерка, умничка, стянула с меня ненавистную тряпку. Я не переставала орать и разговоривать (ну не дура?) Акушерка – мне, молчи, мол, силы лучше в потугу вложи, на что я ответила, что не разговаривать я не могу (почему, так и не поняла), а сил у меня и на потуги и на болтовню хватит. Ошиблась. Наконец я перестала говорить, открыла рот и просто орала «а-а-а» на одном дыхании. Казалось, что к непосредственному месту событий вплотную поднесли факел, и теперь там всё пылает и горит. Потом она взяла скальпель. Вы что, говорю, резать будете?! Немножко. Вот тут был коронный вопрос! А это, спрашиваю, больно? Ну не всё ли мне уже равно? Уже так больно, что больнее-то некуда! Только она меня разрезала, секунд буквально через десять, чувствую, плюх, такое неимоверное облегчение, и родилась наша доченька, о чём я, естественно, сказала всем присутствующим.

Уже после меня они констатировали тот факт,  что это девочка, посмотрели время. Было ровно 4 утра 4-го июля. Она сразу же закричала. Негромко, деликатно так. Её обтёрли и положили мне на грудь. Я была в таком шоке, что даже не смогла заплакать! А ведь я человек очень слабый на слезу, чуть что - сразу глаза на мокром месте, мне много не надо, я думала, что буду рыдать от переполняющих меня чувств, но не тут-то было! Заклинило!


Она лежала и жалобно так хныкала. Мокрые волосики, тёплая кожица. Я так боялась к ней прикоснуться! Поцеловала в макушку, погладила нежное маленькое плечико, спинку... Моя дочечка! Родная! А похожа-то на мужа! Это ж надо, как похожа! Да, кстати, муж... Открывается дверь, и я вижу это лицо – столько чувств на нём, от глубокого счастья до разочарования. Вы что, говорит, всё?! Уже?! Я же всё пропустил!!! Какие же вы молодцы! Потом нам с масей нацепили бирки, её увезли мыть под неусыпным оком папаши.

 Как он потом рассказывал, его каждый раз спрашивали: можно мы её возьмём взвесим, можно помоем... Он благосклонно разрешал. А я осталась там же, где и была, в считаные секунды родила послед, акушерка вколола мне укол для сокращения матки, потом пришла врач, извинилась, что приходится работать в антисанитарных условиях, но кто ж виноват, что я такая скорая оказалась, зашила меня, естественно, обезболив. Потом акушерка принесла тёплую мыльную воду и помыла меня. Меня переодели, переложили на каталку и увезли в комнату, где отходят после родов. Муж там был со мной, а масю с его разрешения увезли в детскую комнату в послеродовом отделении. Часа через полтора и меня доставили в послеродовое. Новоиспечённй папа несколько раз ходил проведывать дочурку. А мне сказали отдыхать, как пройдёт 6 часов после родов, мне разрешат встать, и я тоже смогу пойти к масе. Так всё и было. Меня подняли, сводили в душ, наградили несколькими упаковками прокладок.

 Я пошла и забрала дочку. Такая маленькая, как же хотелось её защитить, согреть! Пыталась дать ей грудь. Я не умела кормить, она не умела кушать, но природа взяла своё, и мы справились. А потом начали приходить первые посетители, гости. Пришли представители «Памперс» и «Матерна», надарили подарков. Вот так всё у нас было. С 13 до 16 был тихий час, отеление закрыто для посетителей, деток отдают в детскую комнату, мамочки отдыхают. И на ночь, с 21 часа и до 8 утра, деток тоже отвозили, желающих будили для кормления. Мы, естественно, желали, так что кушали изначально только мамину сисю. 6-го июля нас благополучно выписали домой.

Так что, как говорится, нельзя ничего загадывать. Я изначально собиралась рожать в другой больнице, ходили мы с мужем туда на экскурсию (кстати, это там нас настращали, что с раскрытием меньше 4 см и промежутками между схватками больше 5-ти минут чтоб даже из дому не выходили! А ведь могли и опоздать...), я приметила себе комнату естественных родов с огромной кроватью-трансформером, рассчитывала из анестезии взять только веселящий газ.  В течение всех 9-ти месяцев я настраивала мужа на то, что он должен пойти на роды, он был не против, но только на время схваток - видеть, как рождается ребёнок, он панически боялся. Говорил, что как придёт время, он выйдет. Кто ж тебя отпустит, со скепсисом думала я. А оно вон как получилось! Кровать-трансформер! Я даже обычной родильной комнаты не видела, так и родила в приёмной на тапчане (он, конечно, тапчан навороченный, специальный, но всё же тапчан). Там даже монитора не было, только аппарат УЗИ. И муж был огорчён, поняв, какой момент упустил. Хотя, может, так даже и лучше. Вот такие-то дела. Мы предполагаем, а Бог располагает...

      
#%insert_pic(135);%#

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вот теперь мы живём, растём, радуемся и учимся любить мамочку с папочкой. Да, совсем забыла сказать, что родились мы с весом 3040 гр, рост не знаю, т.к. здесь его не измеряют, и получили 9 и 10 по Апгару. Зовут нас Орталь – для неискушённого уха немного странно, но нам имя очень нравится, красивое израильское имя, в переводе означает «свет росы». Такая вот у нас маленькая, любимая, сладкая Росинка!
Мдааа, обещала поразить лаконичностью. Сорри, не вышло.

Светлана (Лиора - до всречи в Эфире)

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: