И все-таки, спасибо, 1-ый Мед им. Павлова или роды в СПб

Рассказ о родах в СПб
stub

Перед родами я легла на дородовое отделение в 1-ый Мед им. Павлова. Хотелось подготовиться к родам и не ехать через весь город во время схваток. Так получилось, что моей девочке было во мне так уютно и сыто, что решила она полежать лишнюю недельку. В итоге вместо 2-х  запланированных мной и врачами дней  я пролежала на дородовом 10. Мне кололи но-шпу, делали постоянные анализы крови и мочи, ставили бесконечные капельницы для улучшения маточно-плацентарного кровообращения, водили в борокамеру, и самое противное- ВСТАВЛЯЛИ ЛАМИНАРИИ  в шейку. Для тех кто не знает, в гинекологии ламинарии- это скрученные в тугую трубочку водоросли, которые, попав во влажную среду  шейки матки, начинают разбухать. Разбухая, они раскрывают шейку. На десятый день в пятницу меня предупредили: Не родишь за выходные сама- вызовем искусственно. В этот  же день в 15-00 стали отходить воды. УРА! Моей бурной радости не было предела! Наконец-то мои 9-ти месячные усилия вознаграждены! Шла в родилку, как на праздник. Мужу звонить не собиралась. Не хотела его тревожить-все равно он ничем помочь бы не смог. Но мой врач сделал это вместо меня, я была жутко недовольна.


В родилку меня спустили  (вернее я сама дошла) в 21-00. Один из врачей спрашивает меня с кровожадной улыбочкой на лице: Это кто такой красивый тут к нам пожаловал?, а схваток нет и нет. Положили меня в уютный (как это не смешно звучит) родильный зал-маленький на одну роженицу. ЛежуА схваток все нет и нет, стали в меня вливать кучу какой-то стимулирующей схватки ерунды, вкололи два укола для сладкого и крепкого сна и тут же попросили меня следить за  интенсивностью схваток. Я, конечно, в перерывах между какими то бредовыми провалами в сон пыталась это сделать.


Периодически приходил доктор, этакий крепыш 90 кг лет сорока с модной бородкой, и, дыша на меня свежевыкуренной сигаретой и тошнотворным, но дорогим парфюмом,  говорил мне, растягивая гласные: Раскинься пошире. Сейчас нас всех эта фраза забавляет, но тогда у меня возникло ощущение, что так говорят только падшим женщинам, но никак не роженицам. Зато акушерка мне попалась очень ласковая, приятная женщина, и окончательно я в нее влюбилась, когда она назвала меня Кузечка моя, я даже прослезилась- меня так муж любя называет. Поясню, Кузечка от имени Кузя, но мои имя и фамилия ничего общего не имеют с этим именем. Вот просто так называет меня.


Вот уже глубоко за полночь, а схваточки слабенькие, но противненькие. Мне вводят через катетер какой то препарат, от которого температура тела на секунды повысилась так, что я тут же (извиняюсь за некорректное слово) описалась, меня сразу же стошнило и прошибло жутким потом. Как мне тогда показалось, меня кинули в костер. Но все равно лежу и молчу, как партизан. В родильном тихо, все роженицы как будто в рот воды набрали, только слышно как плачет очередной родившийся.


Схватки постепенно стали усиливаться, промежутки между ними сокращаться. Дело движется к потугам. Ну вот приходит опять этот доктор и спрашивает меня надменно- раздраженным голосом: Ты вообще рожать собираешься?!. Кстати сказать, этот же доктор моей соседке по палате сказал, чтобы она в следующий раз в цирк ехала рожать, за то что та имела неосторожность вскрикнуть во время схваток. Акушерка видит мои виноватые, полные страданий глаза, выставляет в буквальном смысле слова доктора за дверь, и мы через некоторое время идем в кресло. Я тужусь Но этого мало, ребенок крупный, голова огромная (а во мне небеременного веса 53 кг, и бедра 88 см). Разрезали промежность совсем не больно,  поняла это только по звуку- спасибо акушерке. Опять прибежал этот доктор и завалился (другого слова не подобрать) мне на живот где-то в области желудка. Стал ребенка выдавливать. Думала лопну. Конечно сама бы я ребенка  выдавливала из себя очень долго.


8-50. Наконец-то! Вот мне ее показывают. Цвета хмурого неба, чистенькая, не плачет, не кричит, вес 4100, рост 53 см. А тем временем послед никак не желает выходить, матка совсем расслабилась, доктор дергает за пуповину-не выходит, начинается сильное кровотечение, ко мне сбегается, как мне тогда показалось, весь медперсонал родильного отделения. Меня напугал крик врача: Давайте быстрее, почему у нас как всегда ничего не готово?!!!. Не понимаю, что происходит. Ребенка почему то положили на стол и накрыли с головой серой простыней, а она все молчит и молчит. Спрашиваю у врача, пытаясь сохранить остатки спокойствия, что с дочкой, мне никто  ничего не объясняет. После этого под общим наркозом полтора часа вручную удаляли разорванный в щепки послед и зашивали.


Выписали нас на 8-е сутки. У ребенка гематома на левом бедре, у меня  жуткое воспаление и опустившаяся матка (шейка торчала и ее было видно невооруженным глазом). Много плакала по этому поводу, боялась, что без операции не обойтись. Через 2 месяца матка встала на место, как мне и обещали врачи. Но мне плохо зашили разрывы на шейке, через один из них выпячивается слизистая шейки. В моей консультации это принимали за эррозию. Предлагали усечь шейку и попращаться со 100% вынашиванием второго ребенка. Не поверила, нашла хорошего специалиста. Сейчас готовлюсь к пластической операции на шейке. Как бы не ругала 1-ый Мед за это, каждый раз когда мимо него прохожу, сердце сжимается от тоски по тому дню, когда рожала свою девочку. 29 мая ей исполнится 2 года.

 

Была ли полезной данная статья?
0
0
Поделиться статьей: