Главная >  Журнал "РОДЫ.ru" >  "Звездные"родители >  Екатерина Рождественская: "Я безумно люблю своих детей, всех одинаково"

Екатерина Рождественская: "Я безумно люблю своих детей, всех одинаково"

 Мы знаем Екатерину Рождественскую как замечательного фотохудожника, автора проектов «Ассоциации», «Частная коллекция», «Мечты детства» в журналах «Караван историй» и «7 дней». Перед ее объективом известные люди перевоплощаются, вживаются в различные образы и даже осуществляют мечты своего детства. Преемственность истории и людей, связь времен часто называют одним из главных мотивов в работах Екатерины. И это неспроста. Жизнь Екатерины Рождественской не ограничивается только творчеством, ведь она — дочь, сестра, жена, и мать, между прочим, многодетная.
В некоторых семьях существуют устойчивые ценности, которые передаются из поколения в поколение. Например, любовь и забота о родных. Екатерина из такой семьи. Ощутить вдохновение, которое витает в студии Рождественской, и прелесть семейных традиций в работах Екатерины можно, наверное, еще и потому, что на съемках ей помогает мама Алла Борисовна.

Екатерина, расскажите, пожалуйста, о ваших детях.
У меня три сына: Алексей — ему 18, Митя, которому 14, и трехлетний Данила. Старший сын уже окончил школу, поступил в институт на экономический факультет. Средний занимается картингом, очень хочет стать гонщиком, как Шумахер, а младший пока не определился. Кстати, все думали, что третий ребенок будет девочкой, но получился замечательный мальчик.

Наверное, тяжело было решиться на третьего ребенка, имея двух уже взрослых сыновей?
Нет, наоборот, я жалею, что так мало. После третьего я бы могла еще рожать, но возраст, конечно, уже не такой, когда можно быстро восстанавливаться после родов.

А как старшие мальчики восприняли новость о том, что в семье появится малыш?
Старший был очень взволнован, он сказал: «Ты серьезно?» И потом еще неделю спрашивал, правда это или нет, потому что надеялся, что я пошутила. Он говорил: «Я понимаю, что это может быть у кого-то другого, но чтобы у тебя сейчас появился ребенок, а у меня — второй брат!» Ему осознать все это было очень тяжело. А Митя очень смешно отреагировал. Я сообщила ему, что у меня скоро будет ребенок. Он помолчал, посмотрел на меня и задал такой мужской вопрос: «Когда ждем?» Мне очень понравилась эта формулировка: не «ты ждешь», а «мы ждем».

Вы можете сравнить все три беременности: различались ли ощущения?
Первая беременность была тяжелая — я лежала на сохранении, наверное, месяца три. Роды тоже были сложные. В общем, в первую беременность все было очень трудно: к переживаниям по поводу угрозы потерять ребенка добавлялась еще и гнетущая больничная обстановка. Последняя беременность была самая легкая, несмотря на возраст. Я работала до последнего дня, и уже через десять дней после родов вышла на работу. Рожала я сама, без обезболивания — и ничего, совершенно нормально. У меня был индивидуальный врач. Нас наблюдала Белла Львовна Грановская — моя близкая подруга, почти родственница. Это врач с потрясающим стажем работы, самый лучший, я считаю. Сейчас, конечно, все стало легче и приятнее в плане медицинского обслуживания: хорошие палаты, уход, муж может присутствовать на родах. Хотя лично я не хотела бы видеть, как муж в ответственный момент падает в обморок, а он бы упал.

Вы заранее приготовили приданое для Данилы?
Нет, я на этот счет суеверная, поэтому заранее ничего не делала, но у меня оставалось кое-что от старших детей. Когда я родила, подружки и муж помогли мне все купить, так что на работу я вышла во всеоружии. Я не собиралась положить жизнь на покупку детских вещей, поэтому просто пошла в хороший магазин и выбрала то, что показалось удобным. Я купила плетеную переносную корзинку-люльку на ножках, которой пользовалась месяцев до шести с половиной, кроватку, стульчик для кормления, манеж, естественно. Со временем приобрели качели и прыгалки, которые подвешиваются к двери. Так что вся квартира была завалена детскими вещами.

Как вы выбирали имена для детей?
Имя Алексей лежало на поверхности: папа не знал, что родится моя младшая сестра, и решил, если будет мальчик, назвать его Алексеем. Второго сына я назвала Дмитрий, просто потому что мне очень нравилось это имя. А с Данилой были проблемы: я хотела, чтобы это было хорошее имя, с удобным звучанием, поэтому пришлось поискать по словарям и книжкам.

Процесс послеродовой реабилитации у вас прошел легко?
Физически трудно, в общем-то. У меня были проблемы с молоком. Первого ребенка я кормила до 9 месяцев, а со вторым и третьим в этом вопросе не повезло — оба раза у меня начинался мастит. Была температура 40, вызывали «Скорую». Восстановление шло довольно трудно, но моральное удовлетворение лежало в кроватке, так что все забылось, я практически ничего не помню. Природа так специально устроила, что все плохое, особенно, что касается воспроизводства, забывается очень быстро.

А физическую форму вам тяжело было восстановить после третьих родов?
Нет, я собралась довольно быстро, потому что пошла тренироваться. Во время первой после родов съемки я присела на корточки с фотоаппаратом, и поняла, что сама не встану. Я по стеночке поднялась, и на следующий день записалась в фитнес-центр, куда до сих пор регулярно хожу. К тому же, нужно уважать себя и окружающих и следить за собой, чтобы не было противно на тебя смотреть.

Екатерина, вы уже опытная мама: воспитывать третьего сына, наверное, намного легче?
Легче, потому что тогда у меня не было таких помощниц, и почти пять лет я сидела дома. Были постоянные мучения со стиркой пеленок, которые стиральная машина «Малютка» постоянно скручивала — каждый раз я вынимала оттуда ком марлевых подгузников. Специального детского порошка тогда не делали, поэтому муж все время тер детское мыло. Это был ужас! Конечно, двое моих старших сыновей много потеряли по сравнению с третьим: сейчас больше разных приспособлений, удобных для ребенка, для его кормления, очень много интересных игрушек. Когда я что-то покупаю, сама радуюсь, что можно дать Даниле то, чего невозможно было дать старшим детям.

С Алексеем и Дмитрием вы сидели дома долго, а после рождения третьего ребенка довольно быстро вернулись к работе. Это как-то повлияло на становление характера ребенка, его отношение к маме?
Я даже не знаю. Я столько дала первым двум сыновьям, заботилась, выхаживала их болезни. Сейчас они взрослые мальчишки. Они теплые, милые, мягкие, но все-таки очень отстраненные. Я сидела над ними, как наседка, а сейчас хочу от них того же, но не получаю. Поэтому теперь я стала намного спокойнее, и, как это ни странно звучит, не стараюсь так усердно ухаживать за третьим. Это в чем-то напоминает воспитание 100–200 лет назад: няня или гувернантка приводила ребенка к маме, которая целовала его утром и на ночь. Я безумно их люблю, всех абсолютно одинаково. Просто для разнообразия хочу попробовать воспитывать Данилу по-другому. Меня очень удивляет его вежливость. Это, наверное, заслуга двух нянь, потому что я, видимо, не очень хороший воспитатель: старшие дети вежливы постольку поскольку. А маленький уже в два года знал, что такое «извините», «разрешите пройти», «как вы себя чувствуете?» Сейчас он подрос, и это чуть-чуть сглаживается, но тогда было безумно удивительно слышать от такого маленького клопика подобные фразы. Мне это до сих пор очень приятно.

Процесс развития младшего ребеночка отличался от взросления старших?
Меня, вообще, удивляет, что у нас все так легко происходит. Зубы, правда, тяжело лезли, с температурой. Пошел он вовремя, стал говорить, когда полагается, буквы знает с двух лет. Я еще раз убеждаюсь в том, что осознанное рождение ребенка, даже позднего, — это очень хорошо. Все кажется ужасным, когда беременность незапланированная.

Данила живет в своей, детской, комнате?
Да, конечно, в детской. Мы его укладывали в отдельной комнате с самого начала. Он очень чуткий, поэтому, чем меньше света, и чем сильнее все закрыто, тем он спокойнее спит. Первый сын тоже спал в отдельной комнате, а второй был «подсажен» к первому.

Старшие сыновья помогают вам в воспитании младшего?
Старшие ревнуют, конечно, к младшему. Они мне все время говорят: «Ты его плохо воспитываешь». Но мне не хочется, чтобы было жесткое воспитание. Данила же очень любит старшего, потому что реже его видит: ждет его приезда, подарков. А со средним они больше общаются, потому что он, вроде как, всегда «в кармане».

А папа принимает активное участие в воспитании детей?
Старших он действительно воспитывает, потому что там есть, о чем поговорить, что посоветовать, а младшего он не воспитывает, он просто растворяет в нем свою отцовскую любовь.

Екатерина, беседуя с вами, невозможно не спросить о вашем творчестве. Вы снимали для своих фото-проектов беременных женщин. Какие у вас впечатления от работы с ними?
Я снимала, по-моему, двух таких явно беременных девушек: Катю Стриженову и Настю Макаревич. Катя тогда была на восьмом месяце беременности, а я — на седьмом. Мы очень хорошо друг друга поняли и во время съемок обсуждали волнующие нас вопросы. Настю Макаревич я снимала обнаженной для календаря, где каждая женщина олицетворяла какой-то месяц. Вот тут я очень волновалась, как пройдут съемки, поэтому постаралась завершить их быстрее. Девушки совсем не капризничали и вели себя замечательно. Кстати, я заметила вот что: когда я родила и сидела дома с сыном, девушки, которые приходили к нам и общались с ребенком, через несколько месяцев уже сами были беременны. Наверное, после общения с младенцем в мозгу на животном уровне происходит какой-то «щелчок», выброс гормонов, и любой взгляд мужчины делает свое дело.

Екатерина, есть примета, которая не рекомендует беременным фотографироваться, и многие девушки отказываются сниматься в этот период. Вы верите в эту примету?
Нет, абсолютно. Мы же не аборигены, которые боятся сниматься.

Вы сами фотографировались, когда носили своих детей?
Да. Причем во все три беременности.

Какие у вас впечатления от работы с детьми на съемках?
Это сложнее, особенно, если снимаешь всю семью с маленькими детьми — собрать их просто невозможно. Конечно, съемки, очень тяжело для детей: жарко, сложно высидеть на одном месте столько времени, поэтому я стараюсь отпустить всех как можно быстрее.

А своих детей вы фотографируете?
Да, конечно, но не в студии, а так…

Кто-то из них помогает вам в творчестве?
Митя. Он для проекта «Мечты детства» рисует мне детские рисунки-подложки. Я специально прошу его, чтобы он мне нарисовал что-то детской рукой. Он часто приходит ко мне в студию, ездит со мной на выставки, знает мою команду. Ему моя профессия ближе, чем, старшему сыну, у которого уже есть свои дела.

А вы хотели бы своих детей привлечь к профессии, поделиться секретами мастерства?
У них свои дороги, этим они пока совершенно не интересуются, но может быть, еще не пришло время.

Все материалы раздела

S