Главная >  Рассказы о родах >  Москва: Роды в роддоме при 29 ГКБ >  Самый счастливый и самый тревожный день в роддоме при ГКБ №29

Самый счастливый и самый тревожный день в роддоме при ГКБ №29

Наконец-то дошли руки написать про свои роды, а вернее про тот самый тревожный и самый-самый счастливый день в нашей жизни.
Шла 40я неделя. Я была уже вся в нетерпении. Муж тоже каждый день осведомлялся, не собираюсь ли я уже наконец-то родить. Я и сама родов ждала со дня на день. Врач ставила срок 22 апреля. На сайте rodi.ru калькулятор выдавал 18 апреля. По общепринятым подсчетам выходило 21 апреля, ну а 40я неделя заканчивалась 20го. Вот числа 18го, ну, в крайнем случае, 20го я и надеялась родить. Живот, если честно, уже начал меня, да и мужа напрягать. Да к тому же было вполне естественное желание поскорее увидеть нашего мальчика, так сказать насладиться результатом 9-ти месячных трудов и ожидания.

Я знала, что после 38й недели ребенок считается доношенным, и уже не боялась спровоцировать преждевременные роды. Много ходила, убиралась в квартире, а на 40й неделе вообще умудрилась постирать вручную в ванной белье для детской кроватки. Тем более, что существует теория, что такие действия помогают разродиться.


Была среда, 16 апреля. Я как раз активничала по дому, делая последние приготовления к появлению сынишки. Но рожать еще не собиралась, ни морально, ни физически. Все изменилось после похода в туалет. Я вдруг обнаружила на белье немного крови. У меня застучало в висках. Я вылетела из туалета и схватила книжку «В ожидании ребенка», которая была моим путеводителем по всей беременности. Прочла: « Небольшие кровяные выделения означают приближение родов». Я стала прислушиваться к себе, но никаких изменений в организме не нашла. Знала точно одно, что пробка еще не вышла, что выделения скудные и волноваться не стоит. Больше выделений не было, и я расслабилась.

Вечером с мужем прогуляли 3 часа, был как раз первый по-весеннему теплый вечер. Я решила, что чем больше буду ходить, тем быстрее все случится. Никакого дискомфорта я не испытывала, кроме немного необычного давления в промежности. Но я решила, что просто ребеночек там так пристроился. Опущения живота я не чувствовала. Нагулявшись, я преспокойно легла спать.
В начале шестого утра я подорвалась от того, что из меня стало что-то вытекать. Рванула в ванную. Кровь!!! Много! Что делать? Набрала родителям. Потом акушерке. Спутано попыталась объяснить происходящее. Она велела не волноваться, но срочно в роддом, она сейчас выезжает.


В роддоме встретила сонная медсестра. Посмотрела, послушала живот, взяла мой пульс. На мой вопрос «Как ребенок?», ответила «Ну что-то там бьется параллельно». Я была в шоке от такого безразличия. Но злой она не была, видимо, просто не выспалась. Позвала врача. Пришла. Посмотрела и сказала «И это все твои выделения? Чего панику подняла? Их что много было? Что-то не похоже. Ну сколько?». Я сказала, что вылилось прилично в унитаз, ну может полстакана. Тут она сказала жуткую фразу, которая не отпускала меня до того момента, пока мне не показали ребенка «Да если б из тебя полстакана вылилось, ребенок бы уж умер!». Тут мне окончательно поплохело. Решили все-таки меня класть. Выдали рубашку, велели переодеться. Та самая медсестричка на меня наехала по полной программе, что я не побрилась. У меня не было сил оправдываться, что я вовсе не собиралась ехать в роддом так срочно и с кровотечением.

Отвели в предродовую. Положили, подключили монитор на живот. Когда я услышала, как бьется сердечко моего крошки, мне полегчало. Мне стало очень все равно, что будут делать со мной, главное, чтобы билось сердечко малыша. Приехала моя акушерка. Подняла на уши всех врачей в отделении. Они приходили по очереди и смотрели мое состояние, потом о чем-то говорили за дверью. Я начала догадываться, что что-то не так. Предполагали отслойку, но сомневались. Отправили на УЗИ. Врач смотрела-смотрела и в конце задала самый потрясающий вопрос «А Вы знаете, кто у вас будет?» Я была в шоке.

Именно это меня сейчас волновало меньше всего. Но я ответила, знаю, мальчик. Она сказала «Правильно» и улыбнулась. Тогда я подумала, значит с малышом все в порядке! Какое счастье! Правда, в заключении он написала какое-то многоводие, но в пределах нормы, хотя не было у меня никакого многоводия.


Но время шло, а прогресса не было. Решили проколоть пузырь. Начались схватки и сразу частые. Я засекала – через 3-4 минуты. Опять приходили врачи. Смотрели шейку. Ничего ужаснее этой процедуры я в своей жизни не испытывала! Причем каждый норовил залезть  в меня поглубже и засунуть пальцев побольше. Я же при этом лезла на стену от боли и думала как бы мне тут не потерять сознание. Но дело все равно не двигалось. Встал вопрос о стимуляции. Но тут же отпал сам собой из-за низкой плацентации и возможной уже отслойки плаценты. У меня в палате собрался консилиум. С момента прокола прошло 3 часа – сдвигов никаких. Шейка не раскрывается. Говорили, что с такой шейкой еще неделю ходить надо. Меня так и подмывало спросить «Ну что мне пойти походить еще что ли?». Пошли разговоры о кесаревом сечении. Я была совершенно не готова к такому повороту событий. Я не хотела, мне было страшно. Я еще надеялась, что этого не будет. Мне сказали, что если через час ничего не изменится, то будем оперировать, больше ждать нельзя.
Через час ничего не изменилось…..

Я уже стонала во всю от схваток, но шейка упорствовала. Врачи заходили ко мне и выходили с озабоченными лицами. Пришла акушерка и спросила, согласна ли я на кесарево. Я спросила, разве у меня есть выбор? Видимо, выбора не было. Пришел анестезиолог, дрожащей рукой я подписала согласие на операцию и наркоз, отдала бумаги и подумала – это всё….. Мне казалось, что я уже не проснусь, не увижу малыша, мужа и вообще ничего уже у меня больше не будет. С этими мыслями я лежала на операционном столе, корчилась от схваток, мне мазали живот йодом, надевали шапочку, прикрепляли какие-то провода, потом мне сказали, что сейчас  я буду засыпать, я стала ждать этого «сейчас»……….и дальше провал.


Но потом я очнулась. Была ночь. Сознание было ясным. Я стала вспоминать, кто я и зачем я здесь. Ах да! У меня ведь должен быть ребенок! Зашла акушерка, я спросила, который час. Было половина первого ночи. Я спросила, как ребенок. Она улыбнулась и сказала хорошо. И вдруг предложила мне его принести. Я даже не сообразила сразу, что сказать, вот бестолковая. И тут мне его привезли, в прозрачном кювезе. Положили рядом. Я поразилась, до чего же он хорошенький!!! Одни глаза  и щеки. Он лежал рядом и смотрел на меня, как будто изучал. А я………я не знала, что мне делать, я трогала его крошечные пальчики на крошечных, почти игрушечных ручках, и все смотрела и смотрела и повторяла - Мое сокровище! Потом его увезли, и  я уснула.


А дальше...дальше все было просто замечательно. Мы лежали вместе в палате., только вдвоем. Мой малыш и я. Ели сколько хотели. Любовались друг другом, учились быть вместе. Я теперь просто не представляю и как это можно лежать в роддоме без ребенка? Это ведь противоестественно. Мой телефон не умолкал, все звонили, поздравляли. Муж передал мне  букет красивейших роз. Я забыла все: боль, страх, переживания. В голове сидела одна мысль – у нас есть ребенок! Мне хотелось прыгать и кричать от переполнявшего меня счастья. На 6й день нас выписали. И сейчас эти дни я вспоминаю, как самые счастливые в моей жизни. От пребывания в роддоме у меня остались только положительные эмоции. А сейчас уже я чувствую в себе силы и желание повторить.


Нет большего счастья в жизни, чем подарить жизнь малышу и стать родителями!!!

Надежда

 

См.также:

Страничка роддома при 29 больнице и отзывы пациентов


Все материалы раздела

S